Select a page

Blog — Masonry with right sidebar

  • ICO vs. Краудфандинг

    Рынку ICO предстоит наступить все те же грабли, что  и рынку краудфандинга,  но только «удары рукоятки» окажутся куда больнее. В последнее время статьи в СМИ и даже выступления чиновников пестрят словом «ICO». Это явление, близкое тому, что мы видели несколько лет назад со словом «краудфандинг». Напомню для непосвященных. «Краудфандинг» происходит от двух английских слов: crowd — толпа, funding — финансирование. Автор проекта создает кампанию на платформе, обещает золотые горы ( старт производства нового продукта, например), люди «скидываются» и затем ждут пару лет — будет ли выполнено обещанное? С ICO все примерно то же самое, только ICO может быть масштабнее. Компания, выходя  на  ICO, создает продукт (или, давайте говорить честно, видимость продукта),  рисует одностраничный сайт и собирает деньги — только уже не  евро или рубли, а криптовалюту.  Те, кто хотят поддержать проект,  получают другую криптовалюту, созданную компанией. Итак, как соотносятся краудфандинг и ICO? Что мы увидим дальше?

    ICO: Китай, съеденные флэшки и опоздавшие инвесторы

    Надо сказать, многие путают ICO с IPO: «Ой, да с ICO все просто, — говорят они. Это то же самое, что и IPO! Только вместо акций покупатели получают криптовалюту». На мой взгляд,  ICO и  IPO — в корне разные форматы,  и сравнение абсолютно некорректное. ICO-кампании бывают самые разные, и на самом деле, лишь  некоторые из них предполагают выдачу токенов, которые, по сути, выполняют роль акций. В подавляющем большинстве случаев покупатели получают новую криптовалюту, которая ничем другим не является и не выполняет никаких иных ролей. Из компаний, которые во время ICO продают не только криптовалюту, но и токены (а именно благодаря токенам как инструменту покупатели получают возможность участвовать в разделении дивидендов), можно назвать, например,  GoldMint (впрочем, проект лично у меня вызывает большие сомнения, однако его основателям, кстати, нашим соотечественникам, желаю удачи).

    На первый взгляд, идея ICO может звучать достаточно странно. Я бы даже употребил слово «бредово». Кому придет в голову отдавать свои деньги за «фантики»? Отдать свой драгоценный, может быть, единственный биткоин, намайненный потом и кровью, который стоит сейчас целых $3000 с лишним? Тем не менее, вот что происходит на рынке ICO сейчас: рекордсмен по сборам —  Bancor Protocol, продал своей криптовалюты во время только что завершившейся ICO-кампании на $153 млн за три часа. Создатели MobileGo продали своей валюты на $53 млн. Последний рекорд — Status.im с $112 млн за несколько часов. Ажиотаж вокруг ICO MobileGo и Status.im был настолько высок, что приостановил работу блокчейн-платформы Ethereum практически на сутки. Счет компаний, собравших $10-20 млн, вскоре, видимо, пойдет на сотни. Но, на мой взгляд, рост будет идти до  определенного момента.

    У многих возникает вполне резонный вопрос: почему же люди вливают такие огромные деньги в ICO-компании, что это за проекты? Ведь на ICO создаваемая валюта стоит гораздо меньше, чем будет стоит спустя всего 4-6 месяцев после кампании. А на preICO (то есть на стадии, когда компания только заявляет о себе), криптовалюту можно купить со скидкой до 50% от цены, которая будет установлена на ICO.  Если проанализировать  биржевые курсы и вести расчеты вручную с текущим курсом, то можно составить статистику  некоторых успешных криптовалют и ICO, например вот эти: Stratis, начальная стоимость 0.00012321 биткоинов, в пике — около 0.0028 биткоинов, рост на 2172,54% за 7 месяцев. Golem c 0,0000449 до 0,000202, рост составил 349,89% за 5 месяцев. Пока что рекордсмен, который я видел, — криптовалюта платформы GameCredits, показавшая невероятный рост с 0,000007 до 0,0016. То есть космические 23 707% (данные о темпах рост могут быть устаревшими, однако по данным платформ Poloneix, Icostats  речь действительно идет о тысячах процентов в течение месяцев — Forbes)

    Давайте посмотрим на рынок проектов, выросших в ходе «парада ICO», глазами венчурного инвестора. По статистике венчурного рынка,  9 из 10 компаний умирают, а один-единственный проект растет в стоимости настолько быстро, что окупает все  провал.  Получается, на рынке ICO компания должна расти на  более чем 1000%.  Однако, по моему субъективному мнению, в мире ICO дела обстоят гораздо лучше, чем на венчурном рынке.  По крайней мере  — пока. Мой прогноз таков:   половина  проектов, привлекших финансирование в ходе ICO, умрет, 2-3 выйдут в ноль, а оставшиеся 2-3 покажут рост от в несколько тысяч процентов.  Тогда ответы на вопросы «кто все эти люди?» и «почему они вливают такие большие деньги в ICO, ведь это фантики?!» становятся понятны. Очевидно, в ICO вкладывают деньги те,  кто играет на росте валют и понимает, что сейчас происходит на этом рынке. Это и частные инвесторы, и разнообразные крипто-фонды, которых, кстати в последнее время появилось огромное количество. Интересно то, что, по моим данным, очень активно и агрессивно на рынке ICO и новых криптовалют играет Китай. Так, в личной беседе с одними из основателей проекта, вышедшего на ICO,  я узнал, что на проводимом им preICO с целевой суммой $1 млн, в первые же полчаса именно китайские инвесторы приобрели токены суммарно на $700 000. Почему? Потому что майнинг в Китае давно уже перешел на совершенно иной уровень — по частным оценкам (официальной статистики по рынкам криптовалют, конечно, нет),  90% рынка находящихся в обороте криптовалют приходится именно на Китай. Соответственно, те, кто владеет майнинг-фермами, ищут способы «пристроить» полученные деньги. Законодательные особенности в Китае приводят к тому, что в «обычные» рынки эффективно вложить свои виртуальные средства эти инвесторы не могут. Поэтому для держателей майнинг-ферм и держателей криптовалют  ICO  становится прекрасным способом не только заработать, но и диверсифицировать свои ресурсы. Но и это еще не все. В 2015 году фондовый рынок Китая пережил обвал: котировки крупнейших компаний упали в цене более чем вдвое, инвесторы потеряли деньги.   Я был в Китае этой весной и не раз слышал от местных жителей: «у нас тут очень много свободных денег, но люди, в силу разных законов, практически не могут инвестировать. Были акции, но теперь в них не вкладываются». На мой взгляд, именно криптовалюты позволяют самым обычным людям стать инвесторами. И пока   —  без какого-либо контроля со стороны властей. Стать инвестором настолько просто, что, если верить одному из моих собеседников в Китае, «бабушки продают свои квартиры и вкладывают деньги в ICO». В Китае  популярна шутка:  «ICO это не Initial Coin Offering, а Initial China Offering».

    Что в сухом остатке? Кажется, механизм ICO оставляет довольными всех: инвесторы зарабатывают, компании получают деньги на  развитие. Все счастливы?

    Однако у ICO есть и свои сложности. Во-первых, в какие ICO стоит вкладывать деньги? Ведь и все компании создают красивые landing-страницы и рассыпаются в обещаниях  но у большинства нет даже работающего прототипа —  только идея.  Во-вторых, пока вы изучаете информацию о проекте,  ICO может закончиться. Это не преувеличение: ICO проекта под названием Aragon Network кончилось сбором $25 млн за 26 минут. И это еще цветочки в сравнению с примером Status.im, о котором я писал выше. Да, появляются площадки, агрегирующие информацию о прошедших и готовящихся ICO, но можно ли быть уверенными, что они не публикуют информацию в интересах тех или иных организаторов ICO? Например, на последнем «громком» ICO того же Status.im некоторые криптовалютные инвест-фонды были оповещены и проинструктированы заранее, благодаря чему смогли принять участие в ICO прежде обычных инвесторов, оставив последних в большом негодовании и разочаровании. Так что гарантов нет. Рынок ICO крайне хаотичен. В-третьих, есть проблема доступности участия в ICO. Для многих потенциальных инвесторов сама мысль о покупке криптовалюты оказывается пугающей:   «что это такое?», «как ее покупать?», «какие биржи??!!», «как ее не потерять?», «а что будет, если кошка съест мою флешку, а там все  деньги, что я заработал за последние 20 лет?». Я утрирую, но  у людей,  не имевших дело  с рынком криптовалют, очень много вопросов.  И, оставляя шутки, для многих из них — это серьезный барьер. Да, технологии развиваются, появляется все больше и больше мобильных кошельков, позволяющих «новичкам» пользоваться криптовалютами. Но даже это не меняет ситуации:  в большинстве случаев покупка криптовалюты для начинающих — это настоящее незабываемое приключение.

    Краудфандинг: приход крупного бизнеса, нездоровые «хайпы» и разочарования

    Лидер рынка краудфандинга сегодня — Kickstarter. Платформа быстро развивается начиная с 2010 года, показывая ежегодно практически двукратный рост. Проблемы начались несколько лет назад. С 2014 года на Kickstarter стали выходить крупные игроки, посыпались примеры неудач. Так, собравшие $13 млн создатели холодильника Coolest Cooler не выполнили свои обещания и оставили своих бэкеров ни с чем. Основателей проекта Zano (специализированный дрон), получившие $3 млн, постигла та же участь. Стартап Ouya, предложивший миру микроконсоль, с $9 млн, не оправдал ожиданий пользователей, проект также в итоге закрылся. Крупные суммы (миллионы долларов) собирали разработчики игр, но их продукты тоже не вышли на рынок. Мы видели и небольшие компании, с сотнями тысяч долларов от бэкеров, чьи авторы просто исчезли после получения денег или рассказывают какие-то истории, но кому от этого легче? Неудивительно, что в 2015 году рост Kickstarter замедлился: в 2013 году было создано более 44 000 кампаний, в 2014 году — около 67 000, в 2015 году — лишь на 10 000 больше, около 77 0000. В 2016 году на Kickstarter вышло не просто ощутимо меньше компаний, а само количество всего созданных кампаний сократилось на целых 18 000: в 2016 году их было создано только около 58 000 — даже меньше, чем в 2014 году.  Казалось бы, дело именно в снижении доверия бэкеров. Но дело не только в этом. Еще одна причина (помимо того, что многие перестали верить обещаниям авторов и даже разочаровались в самой концепции краудфандинга) — в том, что на Kickstarter, изначально запущенный как платформа для «новичков», пришло большое число «взрослых» компаний. Для них целью работы с Kickstarter стал не сбор средств, а продажа уже существующих продуктов и пиар. В таком формате компании запускают кампании, чтобы провести через платформу собственные деньги — обычно через подставных (по сути, «купленных») пользователей. Итог — о крупном краудфандинге пишут СМИ. Компании, провернувшие такие схемы, хорошо зарабатывают: «хайп» работает.  Первыми бэкерами оказываются  500-1000 купленных пользователей, вторая волна —  новые покупатели, реальные люди. «За руку» никого не ловили, но это распространенная практика, о действенности которой я слышал не раз от организаторов кампаний. Проблема в том, что в ряду  таких кампаний  на Kickstarter мелким разработчикам и небольшим предпринимателям делать нечего: их  проекты остаются незамеченными, без серьезных инвестиций в пиар и закупку интернет-трафика они не соберут ровным счетом ничего. Исключения, безусловно, есть. У самых ярких и необычных кампаний на Kickstarter  по-прежнему есть шанс. Но, увы, мы говорим лишь о достаточно небольшом проценте проектов.

    По собственной статистике Kickstarter, платформа за все время работы (около девяти лет) помогла привлечь более $3 млрд, более 13 млн человек поддержали хотя бы одну кампанию. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Сравнение с рынком ICO (он просто «пухнет», если опираться на данные, приведенные выше), пожалуй, покажет, что рынок «традиционного» краудфадинга развивается не такими уж бешеными темпами. Но главное, на Kickstarter, к тому же, падает доля  завершенных успешно проектов.   В 2016 году достигли поставленной цели  более 18 800 проектов,  в 2015 году этот показатель составил более 22 000. В среднем, по моим подсчетам, доля успешных проектов в 2012-2014 гг в  среднем на площадке составляла  40-45%. Сегодня в отдельных категориях проектов процент успешных приближается к 20%. Статистика выглядит чуть лучше, если посмотреть статистику лишь по кампаниям с запрашиваемым объемом финансирования в менее  $10 000 (а их — 68,5% от общего числа среди успешных, если взять официальную статистику Kickstarter). Но раз лучше выглядит их статистика, значит, статистика крупных проектов выглядит еще хуже на общем фоне, то есть показатели «взрослых» кампаний улучшаются за счет мелких (детальнее со статистикой KickStarter — в блоге автора — Forbes).

    Что дальше?

    Напоследок, я бы хотел дать прогноз на ближайшее будущее о том, что будет с краудфандингом, и о том, что ждет ICO. Сразу скажу, что это лишь мое мнение, которое может оказаться ошибочным. Не стоит строить бизнес-стратегию. Инвестиции в проекты, вышедшие на Kickstarter, как и инвестиции в ICO-кампании, всегда связаны с работой на собственный страх и риск, в этом нужно отдавать себе отчет.

    На мой взгляд, ситуация с краудфандингом будет ухудшаться и дальше. Конечно, краудфандинг как явление не умрет. Но Kickstarter все больше будет работать по модели «магазина» — инструментом предпродажи, а также пиара, но не площадки для «взлета» новых ярких идей. Исключением станут те самые мелкие (до $10 000) кампании. Думаю, также активно продолжат привлекать финансирование проекты в нишах, которые не интересны большим игрокам, — искусство, музыка, литература и т.д. Игры, дизайн, технологии — эти категории будут все больше и больше наполняться проектами сугубо коммерческих игроков, они будут все менее интересны публике — ведь сообщество энтузиастов (в первую очередь бэкеров) вокруг Kickstarter не хочет участвовать в «хайпах» и финансировать  бизнесы, развивающиеся и за счет других источников доходов.    Раньше у  Kickstarter были совсем другие цели, другие идеалы — и именно из-за них сообщество поддержало платформу. Из-за конкуренции стартапов, компаний среднего масштаба здесь  будет все меньше.  Если краудфандинговые площадки не предпримут каких-либо мер  для борьбы с приходом крупного бизнеса (а тренд очевиден),  количество запускаемых кампаний продолжит идти вниз. Да, в какой-то момент падение остановится, но это будет «касание дна». В краудфандинге продолжит теплиться жизнь, но это будет лишь голодающая тень былой славы.

    Напротив, на рынке ICO мы, скорее всего, увидим активный рост.  Рынку ICO предстоит наступить все те же грабли, что  и рынку краудфандинга,  но только «удары рукоятки» окажутся куда больнее.  Информационного шума вокруг подобных ошибок будет куда больше. Разорившаяся компания, потерявшая $10 млн (как в случае с краудфандингом),  — это явление совсем иного масштаба,  чем  падение компании, привлекшей  $150 млн (такие суммы, как мы видим, вполне реальны в ходе ICO).  Безусловно, нужно отдавать себе отчет о том, что сегодня вокруг ICO — мощнейший «хайп»: люди зачастую не смотрят, во что они вкладывают деньги, главное  — успеть вложить.   Инвесторы, поддержавшие проект в ходе ICO, зачастую не смотрят на его содержание: нужно подождать несколько месяцев, «сбросить» — и вложиться в новое ICO.   Как долго это может продолжаться? На мой взгляд, до тех пор, пока не начнется потрясающий «фейерверк» из лопающихся  в виртуальном мире ICO-«пузырей», создатели которых   не  просто не справились с обещаниями —  они изначально  не планировали их выполнять. Дальше будет то же самое: тысячи статей о том, что ICO — это очень опасно,  о том, как кто-то потерял очередные $50 млн, как авторы того или иного проекта оказались мошенниками. Все те, кто купил криптовалюты «вдогонку» (после того, как их «скинули» первоначальные покупатели), окажутся «в минусе». Доверие покупателей к ICO сильно упадет. «Хайп» превратится в «антихайп». Это будет очень интересное время. Увы, серия разочарований в проектах, вышедших на ICO,   скажется на всех участниках рынка, в том числе и на добропорядочных авторах действительно качественных и перспективных проектов.

    По моей оценке, эти печальные события начнут происходить примерно через год. Именно столько требуется обычно сообществу на осознание и принятие того факта, что продукта не будет, деньги потеряны. Дольше, чем год,  недобросовестные авторы «водить за нос» жертв не смогут. Еще через год-полтора ситуация нормализуется. В отличие от рынка краудфандинга, где Kickstarter  пока сильно доминирует и задает «правила игры» для рынка,   рынок ICO более  динамичен (его демократичность связана как раз с его открытостью, обусловленной самой философией блокчейн-технологий, а также с доступностью для инвесторов в любой точке планеты). Поэтому после «пузырькового криптокатаклизма» рынок ICO выживет и сможет подстроиться под новые реалии. Полагаю, что рынок будет выглядеть так: компании, не имеющие рабочего продукта, за крайне редким исключением, не смогут использовать ICO как способ привлечения финансирования, — недоверие ставших осторожными пользователей будет слишком велико. Криптовалюты большинства ICO компаний станут никому не нужными. Востребованы и ценны будут те криптовалюты, которые будут выполнять какую-то крайне полезную функцию, или те криптовалюты, которым удалось стать ликвидными и распространенными. Очередная криптовалюта, торгующаяся на биржах, скорее всего, не будет иметь ровно никакой ценности даже для спекулянтов. Большинство криптовалют компаний, вышедших на ICO сейчас, не найдут никакого иного применения, уйдут «в ноль», захватив с собой тех, кто купил их последним. Редкие исключения, конечно, будут — проекты, чьи криптовалюты подкреплены чем-то в реальном мире (работающая ИТ-платформа или, например, физически выпускаемые на заводе продукты). Только если связка с реальным миром влияет на стоимость криптовалюты, проекты продолжат развиваться.  Кстати, именно  поэтому большие фонды сегодня, несмотря на «хайп», вкладываются в новые криптовалюты. Их логика такова: 20 криптовалют прогорит, но одна из них «выстрелит» (и именно она  многократно окупит потери от всех неудачных вложений). В целом, на мой взгляд, ICO станет инструментом для привлечения средств для тех компаний,которые уже заработали репутацию. К неизвестным игрокам, впервые заявляющим о себе, доверие окажется недостаточным. В конечном итоге, количество проектов  и «хайп» на рынке ICO сменятся качеством и аккуратностью. Возможно, появится регулирование для проведения ICO кампаний, но, думаю, останутся и абсолютно свободные юрисдикции.

    Сегодня нередко можно услышать от энтузиастов блокчейн-сообщества, что «ICO заменит краудфандинг». Мой прогноз: не заменит. Просто потому, что ICO и краудфандинг — совершенно разные подходы, разные принципы. У аудитории краудфандинговых инициатив и ICO-проектов сильно отличаются:  покупатели криптовалют в ходе ICO  стремятся заработать денег, в бэкеры краудфандинговых площадок поддерживают интересные им кампании ради получения продукта. Отличается и мотивация авторов проектов. Те, кто запускают ICO, в основном, разрабатывают технологические проекты. Да, они развивают «продукты» — но не «продукты» в том смысле, в котором   их трактуют бэкеры. Авторы, создающие краудфандинговые кампании, не могут предложить аудитории, участвующей в ICO, криптовалюту, именно из-за специфики их «продуктов». Например,  как может быть связано изготовление, «электронно-деревянного кларнета ручной работы с педальной тягой» (пример вымышленный, но иллюстративный с точки зрения уникальности необычных проектов, появляющихся на краудфандинговых платформах), с выпуском криптовалюты? Аудитория проектов на Kickstarter привыкла платить евро и долларах, ее бросает в дрожь при одном только слове «криптовалюта» или «биткоин-кошелек». Тем, кто поддерживает ICO, наоборот, становится  плохо от одной только мысли о пользовании  фиатными валютами «прошлого века». Словом, думаю,  никакого боя  в ближайшем будущем не будет — нечего делить.

    Изменится ли что-то в более долгосрочной перспективе? Очевидно, мир переходит на блокчейн уже сейчас (хотя, возможно, для кого-то этот тренд пока не слишком заметен).  Множество разговоров о том, что любые блокчейн-проекты — «пузыри»,   что  «биткоин надо продавать, пока он стоит $1». Но с точки зрения проникновения в реальную экономику блокчейн, безусловно,  имеет огромный потенциал. Нас ждет создание единой информационной среды, которая сможет собрать представителей всех целевых аудиторий, а также  структурирует и нормализует проведение ICO-кампаний на всех этапах, а также сделает проведение краудфандинговых кампаний таким же простым и общедоступным, как и проведение ICO.

    Источник

    0
    10
  • Новый центр прототипирования высокой сложности МИСиС

    В прошлом дизайнер Citroen и Toyota, Владимир Пирожков вернулся в Россию по приглашению Германа Грефа 10 лет назад. Куратор направления «Транспорт» в рамках «Дней промышленного дизайна в Сколково» — один из самых медийных представителей российского промдизайна. В портфолио его бюро «МИСиС-Кинетика», созданном 10 лет назад, — проект космического корабля, факел Олимпийских игр, но основная работа — Инжиниринговый центр прототипирования высокой сложности в МИСиС.

    Вы уже довольно давно анонсировали центр создания прототипов на базе Московского института стали и сплавов, на каком вы сейчас этапе?

    Уже полгода, как открыты и работаем, но пока широко это не анонсируем. Официальное название — Инжиниринговый центр прототипирования высокой сложности НИТУ МИСиС «Кинетика», это на Октябрьской, на территории института, в основном под землей. Представьте волшебную палочку, только в виде завода, — мы можем работать в любых материалах, создавая прототипы размером от микрона до небольшого вертолета.

    С командой мы создаем инфраструктуру для внедрения промышленного дизайна в производство, а не просто экспозиции красивых картинок, которые могли бы быть реализованы лет через 20. Мы можем создать первый опытный образец в тех материалах, в которых он задуман, это настоящий функциональный прототип, который работает и готов к постановке на производство. Время — от полутора до пяти месяцев, в зависимости от сложности продукта. Заводам и предприятиям как результат мы даем цифровой файл с понятным им языком, с учетом их машинного парка. Мы подстраиваем продукт под возможности их производства — это тоже ускоряет процесс.

    Здесь же мы достраиваем образовательный центр. «Школа инженеров будущего» — проект для детей от 6 до 12 лет. Она будет работать в формате технологических кружков «Юный техник» и фаблаба.

    Осенью запускаем прикладную магистратуру при МИСиС, так называемый «Технологический спецназ» для выпускников-бакалавров ведущих технологических вузов в партнерстве с MIT (USA) и RWTH Aachen University. Я очень жду момента, когда смогу немного помечтать с этими инженерами и зайти в проектах дальше, чем вопросы импортозамещения, подумать в сторону гравитации, машины времени, заглянуть в фантастическое.

    Какие рабочие проекты у вас есть на данный момент?

    Мы сделали концепт-макет «Федерация», полноразмерный макет космического корабля. Он проходит предварительные эргономические испытания в Ракетно-космической корпорации «Энергия» в городе Королев, мы его выполнили по их чертежам и цифровым файлам. Вместе с конструкторами и инженерами «Энергии» мы создавали внутреннюю конфигурацию корабля, в которой наши космонавты будут в последующие 50 лет штурмовать далекий космос. В итоговом виде этот проект будет представлен и, возможно, полетит в 2023 году.

    Значительная часть нашей работы связана с безопасностью и военными проектами, о них мы не говорим.

    Также у нас есть совместный продукт с компанией NeuroTrend http://neurotrend.ru/ по созданию прибора для помощи постинсультным больным. Фактически это похоже на алгоритм по чтению мысли, мы сейчас работаем над внешним видом и функциональностью устройства, чтобы оно было глобально конкурентоспособно. Это медицинский прибор, который облегчит жизнь многим людям, позволив больным общаться между собой, с доктором и медицинским персоналом.

    Есть еще проект инновационного двигателя, состоящего всего из 5 частей. Он напечатан из титана, и это новая система силовых установок, которую мы еще будем исследовать и испытывать.

    Государство — ваш основной заказчик?

    Госконтракты — это около 70% нашей работы. Это достаточно сложный системный механизм, нужно пройти тендеры и решить серьезные юридические вопросы, но это реализуемо. Для нас важно работать с большими заводами, хоть они сложны в обслуживании и управлении, но так как частный бизнес занимает совсем малую долю российского рынка, то госконтракты на данный момент — серьезные возможности для любых бюро и компании.

    У страны не так много инновационных проектов, как бы нам этого хотелось и как заявляется. У нас ограниченное количество продуктов, которые устремлены в будущее, ими занимаются обычно сами предприятия. Ракетно-космическая корпорация «Энергия» создает новый космический корабль или посадочный модуль для Луны, кто еще, кроме них, может сделать такие вещи? Соответственно, мы можем создавать для них прототипы, ускорять процесс перехода объекта из виртуального мира в реальный.

    Понятно, что сейчас в России идет большая стройка, нужно провести реновацию Москвы. К этому мы уже пристрастились, в стране есть много организаций, которые строят дома, — хорошо или плохо, но они их строят. А вот гиперболоид инженера Гарина мы создать не всегда можем, как любой новый продукт. Было бы правильным смотреть немного в будущее, а не в прошлое, поэтому мы стараемся быть функциональной единицей для тех корпораций, которые работают в этом направлении, а их не так много.

    Объективно у нас есть определенное количество изделий, которые вводятся в эксплуатацию, как, например, тренажер пилотов для самолета МС-21, созданный совместно с компанией «Динамика», или окраска самолета «Сухой Суперджет», ранняя стадия дизайна вертолета Ка-62, но это на самом деле разработки, которые были сделаны достаточно давно. Если мы говорим о революционных, инновационных вещах — ни у кого нет таких технологий. Мы хотим работать с антигравитацией, машиной времени, перемещениями в пространстве, передачей мысли на расстояние, но нет заказчика. Это нормально. Люди слабо представляют будущее. Поэтому мы инициируем какие-то проекты в этом направлении.

    Вам интересно в России? Был момент, когда вы стали рок-звездой и при слове «промдизайн» первой всегда упоминалась ваша фамилия.

    Такого ощущения у меня нет. Большого количества заказчиков у нас нет, и денег на инновации в стране не много. Колоссальные инвестиции в инновационную инфраструктуру в той же Америке — это 485 миллиардов долларов в год, если я не ошибаюсь, эти деньги уходят на НИОКР — научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В 2015 году в России эта цифра составляла 29 миллиардов долларов. И не факт, что все на это пошли. 485 и 29 — это гигантская разница, поэтому мы не имеем права ошибаться. Два или три раза переделывать самолет для нас будет слишком дорого, мы должны стараться делать с первого раза, но это не всегда получается. И это обычная практика.

    Слово «промдизайн» происходит от слова «промышленность», оно ключевое в понимании нашей работы. Все остальное, что мы подразумеваем под дизайном, — ландшафт, интерьер, не так завязано на производстве, а в нашем случае это основное. Промышленность понимает определенный язык — чертежей и цифровых файлов, очень многие заводы в России к этому пока не готовы, переходят на этот формат медленно. То, что произошло на Западе в технологиях и производстве 30 лет назад, только сейчас происходит в России.

    «Импортозамещение» — сейчас очень модный термин, всем оно нужно, но нужно делать это очень осторожно. Если страна начинает работать над отечественными продуктами, то всегда нужно понимать, что им нужна определенная испытательная база. За границей их тестировали 20-30 лет назад и улучшали постепенно, а мы многое начинаем делать с нуля, соответственно, должны более тщательно относиться к запуску. С моим бюро мы ищем альтернативные пути, если хотите, инновационные, создавать продукты, релевантные россиянам и российскому бизнесу, у которого не так много денег, как, например, у США, Люксембурга или Саудовской Аравии.

    Центр прототипирования на какие деньги построен? И как он устроен?

    Это государственное финансирование, он создан по инициативе Дмитрия Ливанова, бывшего министра образования, и Дениса Мантурова, министра промышленности и торговли, при поддержке Дмитрия Медведева.

    Школа «Технологический спецназ» — это верхняя часть айсберга, все остальное — под землей, гораздо больше, чем можно представить. Оборудование, которое здесь есть, — уникально, это высокие технологии, которые стоят колоссальных средств. С нами работают высококвалифицированные опытные операторы и инженеры.

    В рамках Дней промышленного дизайна в Сколково я буду делать презентацию про центр, для российского промдизайна — это главное событие последних лет. Колоссальный масштаб, уникальнейший инструмент создания прототипов высокой сложности — таких в мире мало. Мы заходим на территорию, где только нам известно, как продукт и технология будут себя вести. Здесь уже можно говорить о создании мировых стандартов, поэтому мы ищем партнеров и проекты, которые ставят цели большие, чем импортозамещение.

    Есть ли возможность стать частью вашей команды?

    Тот штат, что нам был нужен, уже набран, но всегда есть возможность проходить здесь стажировку. Если мы понимаем, что человек нам интересен и нужен в текущих проектах, то мы найдем возможность его занять. Один-два студента из разных университетов работают в центре постоянно, сейчас будет студент из Строгановки проходить практику, также студент-архитектор из Волгограда. Я также планирую пригласить студента-медика — попробовать печать живых организмов. В центре заложена медицинская лаборатория, которая позволит создавать новые формы жизни. Это полумедицинская, полуинженерная история, над которой еще надо работать под руководством опытного ученого с мировым именем.

    Мы не делаем массового студенческого забега, мы еще официально не открылись, пока присматриваемся, но та школа, которую мы строим, через год уже будет работать, и мы будем набирать стажеров — наш «технологический спецназ». Мне бы очень хотелось с выпускниками и молодыми инженерами Бауманки, Физтеха, МИФИ поработать, помечтать о новых физических принципах и новых продуктах, которые могли бы дать нашей стране прорыв в будущее, создавать новые принципы и алгоритмы — это больше, чем просто промышленный дизайн.

    Источник

    0
    2
  • Тренд: корпоративные венчурные фонды

    На прошедшей в мае международной бизнес-конференции Silicon Valley Open Doors много обсуждали быстрорастущий тренд в инвестиционной сфере — корпоративные венчурные фонды. Спикеры представили результаты своих исследований и делились мнениями об особенностях и перспективах развития этого сегмента.

    Мы собрали всё самое важное о корпоративных фондах с конференции SVOD.

    Что такое корпоративный венчурный фонд

    Венчурный фонд, единственным ограниченным партнёром которого выступает крупная корпорация, а инвестиции осуществляются в интересах этой компании, называется корпоративным. В английском языке для его обозначения используют аббревиатуру CVC.

    За последние несколько лет число таких фондов увеличилось с нескольких игроков на рынке до тысячи. В начале 2017 года по всему миру насчитывалось 965 корпоративных венчурных фондов. Согласно спикеру конференции и профессору бизнес-школы Стэнфорда Илье Стребулаеву, который провел собственное исследование, треть всех инвестиций в мире приходится на CVC, а общая сумма их сделок уже составляет более 1.5 млрд долларов.

    У каких известных компаний есть свои венчурные фонды

    Среди наиболее значительных событий последнего времени — китайская интернет-компания Baidu выделила 3 млрд долларов в октябре 2016 года на специальный фонд под названием Baidu Capital, который инвестирует в технологические компании с высокими показателями роста. Так Baidu стремится сократить разрыв с конкурентами — Alibaba и Tencent, — которые в последние годы достигли успехов в области корпоративного инвестирования.

    Источник: twicial.com.

    В январе этого года Samsung запустила $150-миллионный фонд Samsung NEXT для поддержки технологических стартапов на ранней стадии.

    BMW также присоединился к тренду, создав фонд в размере 530 млн долларов для своей дочерней компании BMW iVentures.

    В то же время Microsoft снова начал делать прямые инвестиции через подразделение Microsoft Ventures в мае 2016 года, а также сформировал специализированный фонд для искусственного интеллекта.

    Зачем компаниям свои венчурные фонды

    Интересы корпораций в корне отличаются от мотивов частных инвестиционных фондов.

    «Для большинства корпоративных фондов заработок денег является вторичной целью, — рассказывает Стас Кирман, инвестор и соорганизатор конференции SVOD. — Именно поэтому предприниматель имеет возможность получить большую оценку, теряя при этом меньшую долю в своем проекте».

    Стас Кирман и другие организаторы конференции SVOD. Источник: пресс-служба SVOD.

    По данным проведенного в 2015 году опроса среди крупных корпоративных фондов, причины начинать инвестиционную деятельность для компаний были следующими (от наиболее важных к наименее):

    • Формирование экосистемы;
    • Стратегическое планирование;
    • Обладание информацией о рыночной конъюнктуре;
    • Получение финансовой прибыли;
    • Оптимизация закупок;
    • Понимание функционирования наиболее технологичных компаний и венчурных капиталистов;
    • Получение лицензионных технологий.

    Критерии при оценке проекта

    В ходе своего исследования Илья Стребулаев, профессор бизнес-школы Стэнфорда, узнал у инвесторов корпоративных инвестиционных фондов о параметрах, на которые в первую очередь они обращают внимание при вынесении решения о финансировании того или иного стартапа.

    Инвесторы из частных венчурных фондов прежде всего руководствуются тем, насколько талантливая и сбалансированная команда руководит стартапом, и в какой степени продукт, разработанный ею, соответствует потребностям рынка. В свою очередь, аналитики, работающие в фондах при больших корпорациях, в качестве основного критерия при принятии решения о финансировании смотрят на то, насколько проект согласовывается с концепцией всей компании и какую потенциальную пользу компания может получить от него.

    Илья Стребулаев. Скриншот: SVOD 2017.

    Выгода для стартапов

    Среди преимуществ, которые способны дать корпоративные венчурные фонды стартапам, выделяют:

    • Профессиональную оценку и проверку продукта на жизнеспособность; ускорение технологической разработки продукта;
    • Помощь с выходом на рынок, в том числе и на мировой, что для компании на ранней стадии было бы невозможно;
    • Потенциальный экзит, в том числе покупка корпорацией стартапа, в который до этого были вложены деньги, либо лицензирование его продуктов;
    • Доступ к клиентам, в том числе к самой инвестирующей компании как к потенциальному клиенту;
    • Доступ к экспертам в данной области и возможность пригласить сотрудников инвестирующей компании к себе в команду;
    • Возможность участия в инкубаторах или программах-акселераторах, проводимых многими CVC (Intel Accelerator Accelerator, Google Launchpad Accelerator, Qualcomm Robotics Accelerator и другим).

    Источник: Curated.ru.

    Следует ли стартапам связываться с корпоративными венчурными фондами?

    Илья Стребулаев дал несколько советов проектам, которые хотят обратиться в корпоративные фонды за финансированием. Вот главные тезисы его выступления:

    • Инвесторы ведущих корпоративных фондов являются лучшими экспертами в своей области. Они единственные, кто сможет дать вашему проекту профессиональную оценку и консультацию по развитию, идеально соответствующие текущему состоянию рынка.
    • Корпоративные фонды способны предоставить ценные клиентские базы, каналы поставок и операционные механизмы. Но для стартапа важно основательно подойти к выбору фонда, поскольку он должен идеально соответствовать требованиям проекта, для того чтобы добиться максимального результата от сотрудничества.
    • При выборе фонда нужно, в первую очередь, рассматривать CVC при самых крупных компаниях. Именно глобальные корпорации смогут предоставить вам необходимые инструменты для более быстрой и эффективной экспансии на мировой рынок.
    • В ваших интересах не допустить представителей корпорации к руководящим постам вашего стартапа, дабы избежать конфликта интересов, который неминуемо возникнет, если, например, вы решите заключить договор с компанией-конкурентом вашего CVC.

    Корпоративные венчурные фонды имеют ряд особенностей, которые отличают их от привычных венчурных фондов. При работе с ними требуется особый подход, требующий тщательных рассчётов и продуманных решений. Однако это стоит того, ведь рынок CVC становится более конкурентным, а потому перспективы для стартапов, ищущих финансирование, значительно улучшаются.

    Источник: пресс-служба SVOD.

    Что такое SVOD

    Silicon Valley Open Doors — международная бизнес-конференция в Кремниевой долине, которая собирает на одной площадке молодых предпринимателей, основателей успешных стартапов, инвесторов и представителей технологических корпораций. За 13-летнюю историю мероприятия каждый второй стартап, прошедший отбор жюри SVOD, получил инвестиции. В сумме участники SVOD подняли 750 миллионов долларов инвестиций от фондов Draper Associates, Founders Fund, Salesforce и Y Combinator.

    В мае этого года прошел 13-й по счету SVOD. В нем приняли участие 37 отобранных стартапов со всего мира (от посевной стадии до серии B). Около 300 инвесторов Кремниевой долины пришли их послушать и оценить.

    Источник

    0
    15
  • Рейтинг крупнейших и самых доходных ICO

    В последние месяцы о способе привлечения денег, известном как ICO, услышали, кажется, все. К середине 2017 года первичное размещение токенов начали проводить стартапы, даже не связанные с криптовалютами, а инвесторы по всему миру хвалятся доходностью на сотни, тысячи и десятки тысяч процентов.

    С момента первого публичного предложения токенов в 2013 году были проведены десятки ICO, однако некоторые из них выделяются по масштабам. Rusbase постарался собрать в одном месте крупнейшие и самые доходные ICO, которые были проведены к июню 2017 года.

    Что такое ICO

    ICO – это криптовалютный аналог первичного предложения акций (IPO). Организаторы ICO – как правило, связанные с криптовалютами или блокчейном стартапы ранних стадий, – объявляют о сборе определенной суммы, а после набора этой суммы выпускают и пропорционально распределяют среди инвесторов новую криптовалюту.

    Эту криптовалюту можно затем использовать как источник дивидендов, либо как товар: токены торгуются на биржах, поэтому их цена начинает колебаться. Из-за успехов стартапа в бизнесе или спекуляций биржевая цена токена может вырасти, что при конвертации токена в другие криптоактивы или традиционные валюты приносит инвесторам доход. Подробнее об ICO можно прочитать здесь.

    Крупнейшие ICO

    1. Первое место пока занимает браузер на основе блокчейна Brave, который 31 мая привлек$35 млн в обмен на собственные токены Basic Attention Token (BAT). Стоит отметить, что проект от основателя Mozilla Брендона Айка привлек целевую сумму всего за 24 секунды. К вечеру 7 июня доходность этого ICO для первичных инвесторов составила более 676%.
    2. Второе место занимает проект Aragon, который 17 мая всего за 15 минут привлек около $25 млн. Стартап занимается платформой по управлению бизнесом с помощью блокчейна – к примеру, позволяет распределять задачи и акции между сотрудниками. С момента ICO токены Aragon выросли в цене на 168%.
    3. На третьем месте сейчас находится ICO блокчейн-платформы Виталия Бутерина Ethereum, которая в августе 2014 года привлекла через размещение эфиров $18,4 млн.
    4. Четвертое место у американского проекта TokenCard, который занимается дебетовой картой для оплаты товаров и услуг эфирами (криптовалютой Ethereum) на основе платежной системы Visa. 3 мая в ходе ICO проект привлек$16,7 млн за полчаса. После ICO стоимость токена TokenCard выросла на 127%.

    Отметим, что американский стартап MobileGoзаявляет, что провел крупнейшее ICO в истории в этом мае, собрав за месяц более $53 млн. Помимо сайта самой компании подтверждений этому найти не удалось. В СМИ результаты этого ICO упоминаются только в двух рекламныхстатьях в отраслевых изданиях, а также в англоязычной «Википедии», которая ссылается на сайт MobileGo. На Reddit также есть жалобы на технические проблемы этого ICO. Остается неясным, сколько в действительности собрал стартап.

    Самые доходные ICO

    1. Сейчас самое доходное ICO по данным сервиса ICO Stats – размещение токенов сервисом для разработчиков Stratis в июне 2016 года. При первоначальной цене токенов примерно в $0,007 их стоимость выросла за год до $10,58 – на 151 082%.
    2. Второе по доходности ICO провел стартап Spectrocoin, занимающийся различными сервисами для владельцев биткоинов. С момента ICO, проведенного 20 ноября 2016 года, доходность токенов Spectrocoin для первоначальных инвесторов составила 18 707%. Цена выросла с $0,001 за токен до $0,15.
    3. Третье по доходности ICO также является одним из самых первых: токены децентрализованного сервиса для хранения файлов в облаке Storj выросли в цене на 11 983% – c $0,010 до $1,2.
    4. Четвертое место в списке самых доходных ICO сейчас занимает платформа для создания сервисов на блокчейне Ark. После размещения токенов в ноябре прошлого года криптовалюта Ark подорожала на 7 819% – c $0,01 до $0,79.
    5. Пятерку самых доходных ICO замыкает блокчейн-сервис для покупки вычислительных мощностей Golem, токены которого с момента размещения в ноябре 2016 года выросли в цене на 4 963% – с $0,01 до $0,5.

    Примечание

    Важно отметить, что инвестиции в ICO сопряжены с большими рисками – на фоне чрезвычайно успешных размещений регулярно проходят и провальные ICO, где инвесторы либо терпят убытки, либо полностью теряют свои деньги из-за невозможности конвертации токенов в другие активы.

    Известны и случаи мошенничества – к примеру, во время ICO стартапа Aragon кто-то создал в Twitter клон официального аккаунта сервиса, и часть пользователей по ошибке перевела мошенникам более $10 тысяч, рассчитывая, что вложения пойдут на токены Aragon. По этим причинам к вложениям в ICO стоит относиться с предельной осторожностью.

    Источник

    0
    13
  • 31 технология, перевернувшая мир

    За последние 20 лет в мире появились технологии и категории продуктов, которые существенно изменили наш образ жизни. Вот эти революционные технологии — от облачных вычислений и литий-ионных батарей до 3D-печати и контейнерной виртуализации.

    tech

    Фото: LinkedIn

    До появления облачных вычислений у компаний было свое сетевое оборудование, которое нужно было поддерживать в рабочем состоянии вне зависимости от того, как часто им пользовались. Если сервера перегружались, у них не было никаких вариантов. Компании вроде Amazon Web Services предложили альтернативный подход, а именно облачные вычисления.

    Организации могли в любой момент арендовать сервер необходимого объема и мощности. За пользование сервером взимается плата. Как только он перестает работать, клиент прекращает платить. Благодаря такому нововведению компании любого размера получили доступ к экономически выгодным услугам вычисления и хранения информации, причем стартапы могли воспользоваться ими по значительно низкой цене.

    Облачные вычисления оказались настолько революционным решением, что даже такие компании, как Netflix, пользуются серверами Amazon Web Services. Частные лица хранят данные на удаленных серверах Dropbox и Google Drive и могут получить к ним доступ в любое время.

    Формат MP3

    techФото: Tumblr

    Ни одна инновационная технология не произвела такой революции в музыке, как формат цифровых аудиофайлов MP3. Файлы такого формата легко помещались на CD и жестких дисках, из-за чего впоследствии появились компактные MP3-плееры. Правда, тогда и наступил расцвет пиратства — возникли файлообменники, а затем и торренты. Но появились и более честные сервисы, использующие технологии MP3, например iTunes, Spotify, SoundCloud и Яндекс.Музыка.

    Сенсорный экран

    tech

    Фото: Tumblr

    Первый сенсорный экран изобрели еще в 1965 году, но эта технология не получила широкого коммерческого распространения вплоть до выхода iPhone в 2007 году. Последующие iPod, iPad и смартфоны от других фирм также использовали эту технологию. Сейчас же сенсорные экраны можно найти практически в любом месте, куда их только могут поставить инженеры: в киосках самообслуживания для покупки билетов в музей, в игровых автоматах и на столиках для заказа в ресторанах.

    Wi-Fi

    tech

    Фото: Asus

    Из всех революционных технологий именно Wi-Fi быстрее всех из «несуществующей» превратилась в «повсеместную». Широкополосное соединение, которым пользуются большинство Wi-Fi-сетей, появилось в США в 1985 году, а затем образовалась организация Wi-Fi Alliance, которая помогла разработать саму технологию. Несмотря на то что технология Wi-Fi была представлена в 1990-х, она добилась популярности только в 2000-х, когда практически каждый ноутбук или электронное устройство было оснащено Wi-Fi. Примерно в это же время начали развиваться роутеры и беспроводные трансляции, и стало появляться больше устройств, поддерживающих Wi-Fi-подключение на более высоких скоростях. Благодаря Wi-Fi интернет стал стал неотъемлемой частью нашей повседневной жизни.

    Bluetooth

    tech

    Фото: Getty

    В 1994 шведская телекоммуникационная компания Ericsson придумала идею беспроводного подключения периферийных устройств к компьютерам. Intel, Nokia и другие компании тоже заинтересовались этой технологией. Техногиганты сформировали союз Special Interest Group, который работал над обеспечением совместимости устройств. Кодовое имя bluetooth придумал инженер Intel. Оно является отсылкой к прозвищу датского короля, который объединил Данию, Норвегию и Швецию в единое государство. Сейчас эта технология очень популярна и используется при подключении беспроводных наушников, носимых устройств, сенсоров, периферии и других гаджетов.

    Мобильный интернет, 4G/LTE

    tech

    Фото: Getty

    4G — это четвертое поколение беспроводной мобильной инфраструктуры, которая используется в большинстве современных смартфонов. Название LTE расшифровывается, как Long-Term Evolution («долговременное развитие») — таким термином обозначают стандарт «беспроводной высокоскоростной передачи данных для мобильных телефонов и других терминалов, работающих с данными (например, LAN)».

    Эти две технологии помогли смартфонам и другим мобильным устройствам обрести популярность. Они создали совершенно новую платформу для вычислений, интернет-торговли, общения и многого другого.

    Глубинное обучение

    tech

    Фото: kodomut.deviantart.com

    Искусственный интеллект медленно развивался на протяжении многих лет, но глубинное обучение стало огромным скачком вперед в попытках научить машины обучаться. Системы глубинного обучения стараются подражать работе человеческого мозга с помощью слоев искусственных нейронов, формирующих нейронную сеть.

    Оригинальная концепция такой сети существовала уже десятки лет, но только благодаря недавним достижениям в области вычислений системы глубинного обучения смогли стимулировать гораздо большее количество нейронов. С помощью искусственных нейронов сверхмощные компьютеры могут анализировать огромные объемы информации и распознавать шаблоны. Системы могут учиться на ошибках и успехах и все лучше распознавать изображения, речь и даже выражение лица. Такие системы используются в медицине, финтехе, обслуживании клиентов и других отраслях.

    Виртуальная реальность

    tech

    Фото: ShutterStock

    Фантасты уже давно мечтают о виртуальной реальности, но пока ей еще далеко до того, чтобы получить широкое коммерческое распространение. Тем не менее за последние годы эта технология значительно развилась.

    Последнее поколение смартфонов совместимо с бюджетными версиями VR-устройств вроде Google Cardboard. Такие продвинутые гаджеты, как Samsung Gear, HTC Vive и Oculus Rift, сделали впечатления от виртуальной реальности более яркими, будь то просмотр живого выступления или игра. Такие стартапы, как Lucid VR предлагают потребителям устройства для создания VR-контента, например, ручную камеру для съемки в виртуальной реальности.

    Очевидно, что виртуальная реальность пока что не является доминирующей сферой, но области ее применения расширяются. VR используется не только в сфере развлечений, но и B2B-услугах, например, для обучения сотрудников, планирования магазинов и в медицине (для реабилитации и тренировки пациентов).

    Дополненная реальность

    tech

    Фото: ExtremeTech

    Дополненная реальность «проецирует» цифровые изображения и информацию в реальный мир. Несколько лет назад Google запустил AR-проект Google Glass, но он не получил признания. Похожий проект от Yelp под названием Monocle позволял пользователям видеть сквозь экран смартфона дополнительную информацию об окружающих их компаниях. Эта возможность была классной, но не революционной.

    Переломный момент для дополненной реальности произошел в 2016 году, когда внезапно обрела популярность игра с элементами дополненной реальности Pokemon Go. Кроме того, такие серьезные стартапы, как Magic Leap, всерьез считают, что виртуальная и дополненная реальность сыграют важную роль в нашем мире.

    Недорогие сенсоры

    tech

    Фото: Pinterest

    Вся суть интернета вещей заключается в подключении устройств друг к другу с помощью сенсоров, которые позволяют пользователям удаленно управлять ими и получать о них необходимую информацию. Появление дешевых сенсоров привело к тому, что внезапно стало возможным подключить друг к другу огромное количество разных устройств — от системы климат-контроля и бытовой техники до транспортных средств.

    Корпорации и стартапы используют информацию от сенсоров для создания умных электросетей, автомобилей, домов и многого другого

    Обработка естественного языка

    tech

    Изображение: Tumblr

    Обработка естественного языка связана с глубинным обучением. С ее помощью компьютеры учатся распознавать человеческую речь (устную и письменную). Ранние поисковые машины вроде Ask Jeeves предлагали пользователям пользоваться голосовыми командами, а не вводом ключевых слов. Сейчас у каждой крупной компании есть умный чат-бот, который распознает речь, например, Alexa от Amazon, Помощник Google, Siri от Apple и Cortana от Microsoft. Подключенных устройств становится все больше, а с ними и увеличивается количество вещей, с которыми может поговорить пользователь.

    Литий-ионная батарея

    tech

    Фото: Recode

    В основе современной технологической революции лежат литий-ионные батареи. Существует множество цифровых устройств всевозможного вида и размера, но всем им нужна энергия — ноутбукам, мобильным телефонам, цифровым камерам, планшетам, умным часам и даже автомобилям Tesla. Литий-ионные батареи произвели революцию, потому что они способствовали распространению заряжаемых устройств. Благодаря дальнейшему развитию этой технологии появились батареи большего запаса, а стоимость их снизилась, что привело к инновациям в сфере электрокаров и добычи солнечной энергии.

    Акселерометр

    tech

    Фото: Tumblr

    Акселерометр представляет собой крошечный чип внутри мобильного телефона или планшета, который поворачивает изображение на экране нужным образом. Но это не единственный случай использования этой технологии. Прежде всего, она как бы подключает устройство к окружающему миру и определяет, под каким углом оно находится. Акселерометры внутри планшета могут определить, что устройство падает, и отключить его жесткий диск до приземления, чтобы защитить его от повреждений.

    Акселерометры также используются в GPS-системе: они позволяют определить, движется ли пользователь в правильном направлении. Разработчики игр используют эти крохотные устройства, чтобы игрок мог управлять своим персонажем, наклоняя телефон, планшет или геймпад (в частности, эта технология применяется в гоночных симуляторах). Кроме того, они есть и в носимых устройствах. Фитнес-браслеты и гаджеты для отслеживания состояния здоровья используют акселерометры для подсчета количества шагов, быстроты движения, и для того, чтобы определить, не упал ли владелец устройства.

    3D-печать

    tech

    Фото: istockphoto

    3D-печать впервые появилась в 1980-х. Ее представили как новую технологию, позволяющую легко и быстро создавать модели и прототипы без применения масштабных средств производства. Дальнейшее развитие технологии происходило скачками. Новые принтеры начали использовать всевозможные материалы — от драгоценных металлов до бетона. С помощью технологий 3D-печати некоторые стартапы изготавливали детали и даже смогли напечатать целые дома. Уже сейчас на 3D-принтере могут распечатать челюстной имплант. Возможно, в будущем технологии биопечати позволят создавать импланты органов. Кроме того, ученым удалось распечатать на 3D-принтере автомобиль и дрон.

    Компьютерное зрение

    tech

    Фото: dana.org

    Компьютерное зрение — один из элементов, который помог воплотить идею беспилотных автомобилей в жизнь. Достижения в области компьютерных вычислений и нейронных сетей (которые используются в системах глубинного обучения) привели к тому, что системы компьютерного зрения смогли качественно обрабатывать визуальные данные с помощью сравнения видимых объектов с изображениями в своей базе. Продвинутые камеры позволяют компьютерам получать еще больше информации для анализа изображения. Современные системы способны распознавать личность и считывать эмоции по выражению лица, а беспилотные автомобили могут определять препятствия и объезжать их. По мере развития технологий компьютерное зрение будет совершенствоваться и, возможно, компьютеры смогут видеть, совсем как люди.

    Мультифакторная аутентификация

    tech

    Фото: ShutterStock

    В наше время безопасность обрела большую важность, чем когда-либо. Сложного пароля недостаточно — нужно использовать мультифакторную аутентификацию (MFA), которая запрашивает у пользователя разную информацию, прежде чем открыть ему доступ к аккаунту. Такая аутентификация снижает риск того, что ваш аккаунт попадет в руки злоумышленников. Нельзя сказать, что эта технология дает абсолютную защиту, но ее используют многие известные компании, например, Facebook, Google, Twitter и Apple. Один из самых распространенных видов мультифакторной аутентификации — это отправка проверочного кода на телефон пользователя после ввода пароля. Даже если хакеру удастся подобрать пароль, он не сможет войти в аккаунт без доступа к телефону его владельца.

    Многие стартапы используют MFA в своих приложениях. В последнее время набирают популярность биометрические меры защиты, так что когда мультифакторная аутентификация станет нормой, при попытках залогиниться, возможно, вы будете предоставлять свои биометрические данные.

    Биометрическая защита данных, сканеры отпечатков пальцев

    tech

    Фото: Popsci.com

    Еще одна революционная технология, о которой долго мечтали фантасты: вы прижимаете палец к поверхности, система распознает вас и открывает доступ. Появились недорогие сенсоры, продвинутые мобильные телефоны и компьютеры, оснащенные такой технологией, а значит подобные устройства становятся нормой, как и их способность сканировать, хранить и считывать отпечатки пальцев и другие биометрические данные.

    Например, смартфон Google Pixel позволяет разблокировать устройство и совершать платежи касанием пальца. Эксперты по кибербезопасности предупреждают, что такая защита не застрахована от ошибок при неосторожном обращении, но все же считают, что биометрическая защита пригодилась бы для мультифакторной авторизации. Кроме того выяснилось, что в суде вас могут заставить разблокировать телефон с помощью отпечатка пальца, потому что в отличие от PIN-кода на биометрические данные не распространяется право не свидетельствовать против себя.

    У биометрической защиты данных есть и другой потенциал: например, с ее помощью можно разработать системы, распознающие поведение человека в сети (скорость просмотра страниц и набора текста и так далее). Такие системы могут заметить, что пользователь ведет себя иначе, и определить, что аккаунтом пользуется кто-то другой.

    Блокчейн

    tech

    Фото: BigStockPhoto.com

    Блокчейн может снизить риски мошенничества, потому что его система распределенного реестра хранит запись о каждой транзакции в разных местах, из-за чего ее трудно подделать. В такой системе для подтверждения транзакции не используется третья сторона (потому что транзакция безопасна, и ее копии хранятся на нескольких компьютерах).

    Технологию блокчейна считают главной революционной силой в сфере финансовых услуг и других индустриях, связанных с акциями, где для подтверждения транзакции между двумя сторонами обычно используются третьи лица (например, во время продажи акций или недвижимости).

    Мобильные сообщения

    tech

    Фото: BigStockPhoto.com

    Когда мобильные сообщения впервые появились на старых телефонах, они воспринимались как нечто обыденное. Первые пользователи привыкли набирать сообщения не глядя и освоили T9. Затем появились полноценные клавиатуры и сенсорные экраны.

    Когда наступила эра смартфонов, люди начали пользоваться телефонами совсем по-другому. Длительность и частота телефонных звонков существенно сократились. Даже электронная почта стала менее популярна — ее стали использовать больше для бизнеса. Благодаря социальным сетям текстовое общение стало еще более продвинутым, а затем появились WhatsApp и Facebook Messenger — с ними общаться стало быстрее и удобнее.

    Потом Snapchat придумал исчезающие сообщения, тем самым добавив оттенок срочности к мгновенному обмену сообщениями. Сейчас обмен сообщениями во всем своем многообразии — в социальных сетях, приложениях с шифрованием или в обычном текстовом виде — является основным способом общения и выражения эмоций среди людей.

    Поисковые машины, алгоритм ранжирования ссылок от Google

    tech

    Фото: YouTube

    Первые дни существования поисковых машин были тяжелыми — чтобы что-либо найти, нужно было сначала подключиться через коммутируемый удаленный доступ, затем потыкать в Lycos, Yahoo! или Alta Vista и надеяться на лучшее. Пользователи не понимали, насколько эффективной может быть поисковая машина до тех пор, пока не появился поисковик Google (а в России — и Яндекс) ,и система ранжирования ссылок Page Rank. Система, названная в честь сооснователя Google Ларри Пейджа, оценивала, насколько важен сайт, по количеству ссылок, ведущих на него (чем важнее сайт, тем больше на него ссылок). Со временем эта система превратилась в лучшую поисковую машину, которой стали пользоваться так часто, что появился глагол «погуглить».

    Геномика, CRISPR

    tech

    Фото: ShutterStock

    Самая малоизученная революционная технология из этого списка — это система генной модификации CRISPR. Появление методов редактирования гена в 1980-х годах позволила ученым вносить изменения в ДНК некоторых организмов. Раньше это был длительный, медленный и дорогостоящий процесс. Благодаря CRISPR исследователи совершили прорыв в генной инженерии — теперь процесс стал быстрее, проще и перестал расходовать столько денег.

    По словам исследователя Джеймса Хабера, «[технология] стала доступнее, и сейчас ей пользуются все. Мы произвели революцию». Ученые модифицируют гены зерновых, чтобы получать лучший урожай, создают лекарства против опасных болезней и многое другое. Количество патентов, использующих эту технологию, и компаний, инвестирующих в этой области, стремительно возросло.

    Примечание редактора: 29 мая ученые из США обнаружили, что метод редактирования генома CRISPR-Cas9 может привести к сотням непреднамеренных мутаций, а популярные алгоритмы по предсказанию влияния CRISPR на организм выдают ошибочные результаты.

    Большие данные и Hadoop

    tech

    Изображение: TechCrunch

    Десятки лет онлайн-активности и огромный поток информации из интернета вещей и мобильных устройств привели к возникновению большого количества данных, которые могут представлять особую ценность для компаний.

    В 2011 году появился фреймворк с открытым исходным кодом Apache Hadoop. Он умеет управлять и обрабатывать крупные массивы данных на нескольких компьютерах одновременно. С помощью Hadoop такие крупные компании, как Danske Bank, смогли проанализировать большой объем данных о транзакциях за 150 лет существования банка.

    Компании и частные консультанты используют большие данные и глубокий анализ для определения трендов рынка и клиентских предпочтений. Эта технология используется даже в больницах — анализ данных помогает выяснить шаблоны риска и на основе полученных данных скорректировать методы ухода за пациентами.

    Роботы, Amazon Kiva

    tech

    Фото: Amazon

    Робототехника развивается уже не один десяток лет, в результате чего автоматизируются многие процессы на фабриках и других промышленных предприятиях. Пока еще рано мечтать о собственном роботе (хотя некоторые стартапы работают в этом направлении), но тем не менее сейчас умные механизмы можно встретить не только на заводах.

    Например, на складах Amazon работают роботы Kiva. В 2012 году Amazon приобрела компанию по производству этих роботов за $775 миллионов. Маленькие роботы Kiva, чей рост составляет всего 40 сантиметров, а вес — 136 килограммов? способны поднимать грузы весом более 317 килограммов. Они значительно увеличили эффективность работы складов Amazon.

    Читайте по теме: За кулисами Amazon: как складами управляют алгоритмы

    Роботы Kiva — отличный пример того, как революционная технология приняла весьма неожиданную форму. Роботы, чья форма далека от человеческой, выполняют работу, которой обычно занимаются люди (то есть для которой нужны руки). Такие роботы ездят по узким коридорам склада со скоростью, превышающей человеческую, и помогают Amazon сократить расходы и время доставки.

    Мобильные приложения

    tech

    Изображение: Twitter

    Сейчас есть приложения буквально для всего, поэтому сложно представить, каким было время, когда приложений попросту не существовало. Когда появились приложения, возникли и магазины приложений. Самым первым был Hadango, который существовал еще до бума айфонов и смартфонов в целом. Магазины приложений не были чем-то революционным вплоть до 2007 года, когда на рынок пришел App Store от Apple. Тогда появилась площадка, где разработчики приложений могли размещать свои творения. Отзывы и реклама в магазине стали крайне важным фактором для успеха сервисов. Сейчас у всех крупных платформ есть собственный магазин приложений.

    RFID

    tech

    Изображение: Vectorstock

    RFID-метки, как и интернет вещей, устанавливают связь между цифровым и реальным миром. Они представляют собой крошечные устройства не больше рисового зернышка, которые позволяют электронным девайсам пассивно отслеживать местоположение метки. Первый патент с термином RFID был зарегистрирован в 1983 году, но устройства с такой технологией лишь недавно обрели популярность. EZ Pass и другие автомобильные устройства, автоматические оплачивающие проезд на платных дорогах, используют технологию RFID, чтобы вы могли проехать нужный участок без остановок. В последнее время очень популярны RFID-чипирование домашних животных. Эти чипы также используются в рабочих бейджах, которые позволяют сотрудникам открывать двери без ключей. RFID-чипы можно очень часто встретить в розничной торговле: они позволяют продавцам отслеживать наличие и положение товара на складе, а также защищают от краж.

    JavaScript

    tech

    Фото: BigStockPhoto

    Недавние изменения в Javascript сделали этот язык программирования революционным. Например, Node.js позволил разработчикам работать на большем количестве платформ, в частности на стороне сервера. JavaScript можно использовать для облачных вычислений, создания мобильных и десктопных приложений, разработки трехмерных и VR-игр, специальных систем для ботов и подключения к интернету вещей. Недавнее исследование платформы Stack Overflow показало, что 85% всех программистов умеет хотя бы немного писать код на JavaScript. Это самый популярный язык для frontend- и backend-разработки.

    Виртуализация

    tech

    Фото: PCMag.com

    Программы виртуализации дают пользователю расширенный функционал управления устройством. Эта технология существует с 1960-х годов, но лишь недавно обрела популярность. Компания VMWare изначально занималась виртуализацией на PC, затем на серверах, и лишь в 2006 году запустила сервис полноценных виртуальных серверов VMWare Server. Программы виртуализации помогают запускать больше приложений и сред разработки на меньшем количестве машин.

    Контейнерная виртуализация

    tech

    Фото: Docker

    У контейнерной и обычной виртуализации много общего. Обычная виртуализация позволяет устройствам определить, какую систему ПО эмулировать, а контейнерная создает отдельные рабочие среды меньшего размера. Это менее ресурсозатратный, альтернативный способ виртуализации.

    Контейнерная виртуализация обрела популярность с выходом открытой платформы Docker, которая позволяет создавать приложения в виде «портативных самодостаточных контейнеров с виртуальным запуском на сервере любого типа». Контейнерные версии любой операционной системы можно запустить на удаленном облачном сервере, а затем моментально их отключить и перенаправить ресурсы в другое место. Эта технология является большим шагом в развитии систем облачных вычислений.

    LIDAR

    tech

    Фото: Google

    Органы правопорядка пользуются лидарами вот уже много лет, но потенциал этой технологии начал раскрываться и в других отраслях. LIDAR, или система светового обнаружения, определяет дальность положения объекта, выпуская луч лазера и измеряя скорость его полета. Лидары могут анализировать огромные площади за считанные минуты, а не часы. Вместе с продвинутыми системами навигации эта технология позволяет составлять подробные карты и обеспечивает работу таких навигаторов, как Google Maps. Вполне возможно, что благодаря ей появятся полностью беспилотные автомобили.

    Всемирная сеть

    tech

    Фото: Ambito

    Многие технологии из этого списка неотрывно связаны с сетью, так что нельзя не упомянуть, какую революцию он произвел в свое время. Благодаря ей образовательные учреждения, организации, компании и, самое важное, простые люди получили мгновенный доступ к огромному количеству информации. Сама концепция «интернета» старше сети — она была придумана в 1989 году британским ученым Тимом Бернерсом-Ли, работавшим тогда в Европейском центре ядерных исследований (CERN). Он представил три основные технологии сети: HTML, URI (или URL) и HTTP.

    Технология всемирной сети была придумана в 1990 году, но ее сервера заработали за пределами CERN только в январе 1991. С тех пор началось медленное, но верное распространение интернета. Когда домашние компьютеры стали привычным явлением, всего за семь лет этой технологией начала пользоваться четверть жителей США. В 2000-х интернет распространился и в России. Клиенты требовали большей скорости, затем появился мобильный интернет, и вскоре Всемирная сеть сделала наш мир таким, каким мы видим его в наши дни. А в 2011 ООН включила право на доступ к интернету в список гражданских прав человека.

    Linux

    tech

    Фото: ShutterStock

    Технологии Linux революционны на многих уровнях. Изначально это была довольно громоздкая операционная система. Сейчас же существует бесчисленное количество бесплатных версий ОС Linux, которые позволяют выполнять такие повседневные задачи, как работа с электронной почтой, создание документов, электронных таблиц с такой же легкостью, как на Windows или на Mac. Именно на Linux впервые появился собственный магазин приложений, где можно было скачать все необходимые программы в одном месте. Такой метод добавления новых функций в ОС сильнее защищает ее от вредоносных программ.

    Вот уже долгое время Linux является лидирующей операционной системой для серверов. Ей начали пользоваться и в крупных корпорациях. Например, суперкомпьютер IBM Watson использует фреймворк Apache Hadoop, разработанный на Linux и дистрибутив SUSE Linux Enterprise Server 11. Также стоит упомянуть, что в основе мобильной операционной системы Android лежит код Linux. Маловероятно, что Linux когда-нибудь будет доминирующей операционной системой на домашних компьютерах, но все же она постепенно меняет наш мир.

    Источник.

    0
    7
  • Без рынка нет инноваций

    На невысоком уровне технологий главный вклад в экономический рост страны вносят не собственные разработки, а внедрение чужих. Для развития важнее всего правильно заимствовать передовые решения и больше инвестировать в основные средства. Такое индустриальное догоняющее развитие хорошо известно из экономической истории, в том числе и отечественной. Другое дело — страны или отрасли, находящиеся на переднем технологическом крае. Они должны разрабатывать и внедрять свои собственные инновации, чтобы не отстать по темпам роста от мировых конкурентов.

    Неспособность переключиться с одной модели экономического роста на другую — один из факторов, объясняющих феномен «ловушки среднего дохода». Так называют довольно распространенную ситуацию: страна успешно прошла этап догоняющего развития и достигла среднего уровня дохода, но институты, которые были построены в это время, не годятся для следующего этапа — инновационного роста. Переход от догоняющей к инновационной модели развития нередко оказывается слишком трудным.

    Пример страны, попавшей в эту ловушку, — Аргентина. Она много раз пыталась догнать развитые страны, в том числе США, и всякий раз безуспешно. А Южная Корея, которая до 1998 года в основном воспроизводила чужие достижения, после азиатского кризиса смогла создать инновационную экономику. Кризис помог ей сломать институты, препятствовавшие переходу к экономике знаний.

    Для Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) проблематика «ловушки среднего дохода» особенно важна, потому что многие из стран, в которых работает ЕБРР, прошли этап догоняющего развития и приблизились к уровню доходов развитых стран, но резко снизили темпы экономического роста в последние годы. Наш ежегодный Отчет о переходе к рынку (Transition Report) 2017—18 будет посвящен именно этому вызову. В частности, в этом отчете мы обсуждаем роль конкуренции: как именно вход на рынок, выход с рынка и рост предприятий способствуют инновациям и росту производительности, описываем роль новых моделей финансирования инфраструктуры и «зеленых» инвестиций. Еще один ключевой механизм выхода из ловушки среднего дохода — это развитие финансовых институтов (этому был посвящен наш Transition Report 2015—16 «Rebalancing Finance»).

    Почему некоторые страны континентальной Европы — в том числе и страны с высоким уровнем образования и достаточно богатые — далеко отстают от Америки по показателю инновационности экономики? Одна из распространенных точек зрения заключается в том, что в Европе меньше возможностей для свободного предпринимательства, потому что государство играет слишком большую роль в экономике. Интересный для экономистов эксперимент сейчас проходит в Китае: здесь принята «Программа 2025» по переходу экономики от импорта технологий к их производству. По уровню ВВП на душу населения Китай находится на среднем уровне — примерно на том же, что и Россия. По мнению китайских ученых (и они предупреждали об этом руководство своей страны), помешать переходу к инновационной экономике может недостаток конкуренции и свободы частной инициативы. Китайское правительство много говорит о своих намерениях дать больше возможностей частному бизнесу, но пока ключевые позиции в экономике занимают госкомпании и госбанки.

    Почему конкуренция, включенность в глобальную экономику и частная собственность так важны для инноваций? Дело в том, что сегодня основные инновации производит не госсектор, а частные организации. Если во времена холодной войны многие новые технологии (в том числе и в США) изобретали и внедряли в оборонном комплексе, то сейчас лидеры научных исследований и внедрения технологий — частные университеты и частные компании. В эпоху глобализации успешные инновационные компании получают гораздо больший «приз», чем во время холодной войны — размер глобального потребительского рынка намного больше, чем любой потенциальный госзаказ (даже американский). Поэтому стимулы изобретать и внедрять новые технологии сегодня сильнее именно у компаний, ориентированных на глобальный рынок, а не на государственный бюджет.

    Идея коротко

    ПРОБЛЕМА

    Государство никак не может запустить механизм инновационного развития, без которого экономический рост неминуемо ограничен.

    ПРИЧИНЫ

    Слабая конкуренция, архаичные институты, отсутствие рынка венчурных инвестиций, рецессия.

    РЕШЕНИЕ

    Меры господдержки инноваций должны сочетаться с развитием финансовых рынков.

    Откуда происходят инновации

    Раньше считалось, что ключевую роль в инновационных процессах играют крупные промышленные компании. Считалось, что именно они обладают ресурсами, необходимыми для преобразования научных разработок в пригодные для рыночной реализации изделия и услуги. Однако исследования последних десятилетий не подтвердили эту гипотезу: наоборот, оказалось, что для инноваций важны как раз начинающие предприятия. Анализ самых значимых изобретений ХХ века показал, что более половины из них пришлось на долю молодых компаний. Особенно велика роль стартапов в растущих отраслях, где рынок еще не устоялся — к примеру, в отраслях, связанных с развитием биотехнологий и интернета. А крупные компании занимаются внедрением и продажей технологий — например, приобретая стартапы, придумавшие новые идеи, или покупая у них лицензии.

    Все понимают, что инновации невозможны без образования и науки. Лучшие в мире исследовательские университеты — частные американские. Негосударственное финансирование исследований играет важную роль. Гранты корпораций и благотворительных фондов фактически транслируют предпочтения бизнеса и общества и помогают выбирать перспективные направления исследований, конкурируя с решениями чиновников. Впрочем, частные университеты США получают немало денег из федерального бюджета — от National Science Foundation, National Institutes of Health и т. д. Эти организации распределяют деньги на конкурентной основе: проекты оценивают компетентные независимые эксперты. Главный вопрос эффективности финансирования исследований не в том, кто выделяет средства, а как эти средства распределяются.

    Практически во всех остальных странах ведущие исследовательские университеты — государственные. (Важное исключение составляет отрасль бизнес-образования; большинство лучших школ бизнеса — частные.) В целом государство может справиться с задачей поддержки исследований, но необходимо добиться того, чтобы деньги на них распределялись на конкурентной и прозрачной основе.

    Кто и как финансирует стартапы

    Источники финансирования стартапов могут быть разными: средства друзей и родственников, бизнес-ангелов (как правило, состоятельных частных лиц), банков, государственных фондов и фирм, специализирующихся на венчурных инвестициях. Для давно работающего предприятия наименее затратным способом является кредит, но для молодого, как правило, не имеющего активов для залога, кредит недоступен. Кроме того, у новичка, как правило, нет средств на обслуживание займа, поскольку в первые годы он не генерирует прибыль. Для молодых инновационных фирм важнейшим источником финансирования являются венчурный капитал и/или фонды прямых инвестиций. Венчурные и прямые инвесторы строят свою работу примерно по такой схеме: (I) тщательно выбирают объекты для инвестиций — инновационные компании; (2) входят в капитал и в управление на уровне совета директоров и менеджмента; (3) определяют порядок финансирования: стартап получает деньги траншами по мере достижения конкретных результатов. При этом на разных этапах развития компании финансирование поступает от разных пулов инвесторов — с разными компетенциями и аппетитом к риску.

    Какова роль государства в построении системы поддержки инноваций? Обычно самой успешной считают американскую модель, которая отдает главную роль рынку, а не государству, причем на всех этапах жизненного цикла инновационных компаний. Но и в США государство поддерживает инновации молодых компаний (например, через программы поддержки малого бизнеса SBIC). В своей книге 2009 года «Boulevard of Broken Dreams» («Бульвар разбитых надежд») известный исследователь венчурных инвестиций профессор Гарвардской школы бизнеса Джошуа Лернер показал, что эти программы не слишком успешны. С другой стороны, Лернер не устает говорить о том, что и в рыночной экономике с развитой финансовой системой есть место государственной поддержке инвестиций — причем не только путем построения адекватных правил игры (регулирование финансовых рынков, законы о пенсионной системе и банкротстве, налоги), но и посредством соинвестирования с частным капиталом. Тем более важную роль государство может сыграть там, где финансовые рынки не развиты.

    В 2012 году по заказу Форума открытых инвестиций Джошуа Лернер с соавторами из Bella Research и Российская экономическая школа провели исследование опыта поддержки инвестиций в развитых и развивающихся странах — в США, Израиле, Бразилии, Китае и Чили — и применимости этого опыта к работе российских институтов инновационного развития. Все государственные программы поддержки инноваций сталкиваются с двумя основными проблемами: во-первых, нехватка знаний и опыта (трудно выбрать правильную компанию и технологию); во-вторых, regulatory capture — захват рынка посредством мер нормативно-правового регулирования (на решения властей оказывают влияние бенефициары проводимой политики). Ключевой фактор успеха — это наличие «теста рынка» — механизма, когда государство, поддерживая инновации, ограничивается миноритарным пакетом. Тем самым оно не принимает решений о том, в какие именно проекты инвестировать, и более того, успех проекта также определяется рынком — тем, как построенный бизнес оценивают частные инвесторы уже на следующем этапе. Иначе говоря, и отбор проектов ex ante, и их прибыльность ex post в первую очередь зависят от решений частных инвесторов, которые рискуют своими деньгами, а не чиновников, у которых не хватает ни стимулов, ни компетенций.

    Если же государственный институт развития замещает частного инвестора: сам отбирает проекты и определяет размеры инвестиций — это опасно по двум причинам. Во-первых, известно, что в государственные программы часто попадают предприятия, которые не умеют работать на своих рынках, но «талантливы» в получении государственных денег.

    Чтобы справиться с этой проблемой, переход на следующий уровень должен предоставляться лишь предприятиям, которые добились успеха и тем самым заинтересовали внешних инвесторов. И во-вторых, если институт развития правильно выбрал и отрасль, и перспективные предприятия и полностью взял на себя их финансирование, он тем самым вступил в совершенно ненужную конкуренцию с частным венчуром. При этом, если речь идет о странах с несовершенными государственными институтами, частные венчурные инвесторы по определению находятся в проигрышном положении по сравнению с государственными, которые располагают существенным административным ресурсом.

    Советская модель инноваций

    Означает ли сегодняшнее отставание России в инновационных рейтингах необходимость возврата к советской модели организации науки и финансирования инноваций? Есть по крайней мере две причины, по которым это вряд ли будет эффективно в сегодняшних условиях.

    Во-первых, это кадры. Многие забывают, что в Советском Союзе не было возможности уехать из страны, пойти работать в крупную компанию, создать свой бизнес. Фундаментальная и прикладная наука, несмотря на очень скромные по мировым меркам зарплаты, была фактически единственной сферой самореализации творческих людей, в том числе и потому, что в научных институтах существовала относительная свобода. Сейчас российская наука должна конкурировать за таланты с бизнесом и с зарубежными, отлично финансируемыми университетами.

    Во-вторых, во времена холодной войны наука была стратегическим приоритетом оборонного сектора. Финансирование исследований и разработок считалось вопросом выживания страны. Сейчас — даже в условиях санкций — новые (по крайней мере, гражданские) технологии можно закупать за рубежом, поэтому у государства и общества нет столь сильных стимулов тратить так много средств на поддержание фундаментальных и прикладных научных исследований. Что же касается оборонных технологий, то в сегодняшнем российском бюджете просто не найдется таких средств, которые тратил на оборонку Советский Союз. По воспоминаниям Михаила Горбачева, в 1987 году на долю ВПК приходилось 20% ВВП и 40% расходов бюджета. В современной России (вдвое меньше СССР по населению) оборонные расходы составляют 3—4% ВВП.

    Концепция «инновационного лифта»

    К сожалению, в России система господдержки инноваций устроена не совсем так. Руководствуясь самыми лучшими побуждениями, российские власти выстроили «инновационный лифт» — всеохватную систему госинвестиций на всех этапах жизненного цикла компании. Сначала предприниматель обращается в Фонд содействия инновациям (официальное название — «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере», неофициальное — Фонд Бортника) — он финансирует проекты на ранних стадиях. Затем инновационная компания может стать резидентом «Сколково», а пробыв там какое-то время, добиться финансирования от РВК или Роснано и наконец получить инвестиции от ВЭБ. Потом можно выйти на биржу, где основными инвесторами станут госбанки (впрочем, у госбанков есть и специальные подразделения для инвестиций в стартапы и на более ранних стадиях). Таким образом, государство входит в капитал инновационного бизнеса на каждом этаже «инновационного лифта». У этого «лифта» нет ни одного этажа, где государство не играло бы ключевой роли. Образно говоря, этот лифт никогда не останавливается на площадке, где есть рынок: инноватор может пройти весь путь от идеи до фондовой биржи, ни разу не пройдя теста рынка частных венчурных инвестиций.

    Так как, в отличие от частного бизнеса, госинституты не склонны к признанию своих ошибок и прекращению проектов на ранних стадиях, ошибки чиновников накапливаются от этажа к этажу. Это приводит к существенным убыткам на последних стадиях, за что налогоплательщики и платят регулярными «рекапитализациями» институтов развития и госбанков.

    Безусловно, «Госиннлифт» — естественное порождение экономики, в которой госкомпании контролируют все командные высоты. В такой экономике построить систему с преобладанием рынка хотя бы на некоторых стадиях жизненного цикла инновационного бизнеса вряд ли возможно.

    Кризис и развитие инноваций

    Насколько успешной оказалась российская система институтов инновационного развития? На этот вопрос ответить невозможно — когда пришло время показать и оценить их результаты, наступил экономический кризис. Стартапы, готовые к выходу на российский рынок, столкнулись с сокращением спроса на новые продукты из-за рецессии. Вследствие изоляции и санкций сжалась финансовая система. В целом в стране стало меньше аппетита на создание новых бизнесов. Усилился тренд на доминирование государственных компаний, а бюджет столкнулся с резкой нехваткой средств на обещанное повышение пенсий и зарплат бюджетников.

    Вдобавок государство обратило вспять пенсионную реформу, что лишило страну длинных денег — долгосрочных финансовых ресурсов стало намного меньше. В последние три года горизонт планирования на российском финансовом рынке резко сократился: о 10-летних инвестициях речь больше не идет. Долгосрочным считается горизонт в три года. Для инновационной компании этого совершенно недостаточно.

    Российский инновационный сектор сталкивается с проблемами не только со стороны предложения, но и со стороны спроса. Американские или израильские стартапы выходят на конкурентный глобальный рынок. Российская экономика находится в изоляции, а на внутреннем рынке господствуют государство и госкомпании, которым инновации не очень нужны. Для того чтобы исправить эту ситуацию, российское правительство в годы президентства Дмитрия Медведева пошло по пути «принуждения к инновациям», приказав всем госкомпаниям и госкорпорациям разработать «программы инновационного развития». К сожалению, пока нет причин полагать, что попытки перейти к инновациям по приказу сверху были успешными.

    Технологическое проклятье России?

    Финансовые управляющие всегда предупреждают своих клиентов: прошлый успех не гарантирует успеха в будущем. Означает ли тот факт, что инновационная экономика в России пока не построена, что это невозможно сделать в принципе? Исследователи по-разному отвечают на вопрос о том, почему России плохо удавалось создавать массовые высокотехнологичные продукты. Одни видят проблему в качестве национальных институтов, другие — в традиционной общинной культуре россиян. Важность и того, и другого фактора отрицать невозможно, но надо помнить, что и культуру, и институты можно изменить. Примеры двух Корей и двух Германий показывают, что с одной и той же исходной точки можно добиться совершенно разных результатов, если одна часть нации идет в правильную сторону, в другая — в неправильную. На протяжении жизни одного поколения и институты, и культура каждой из этих стран изменились до неузнаваемости.

    Хороший пример построения инновационной экономики — Финляндия. После распада СССР эта страна попала в глубочайшую рецессию, поскольку ее экспорт был ориентирован на советское потребление одежды, обуви, бытовой техники. В постсоветский период Финляндии пришлось полностью перестроиться — и ей удалось стать передовой инновационной экономикой. Сейчас перед нею новые вызовы: ее экономика была во многом завязана на одну компанию Nokia, и трудности Nokia отражаются на всей стране. Но в целом экономисты оптимистичны в отношении Финляндии, потому что это нормальная рыночная экономика c отличными государственными институтами и системой образования.

    Более того, есть примеры успеха и в России. В тех отраслях, где вмешательство государства было (до недавнего времени) ограничено, например в ИТ и интернете, российским предпринимателям удалось создать с нуля несколько компаний мирового класса. Поэтому вряд ли стоит говорить о том, что Россия обречена на технологическое отставание.

    Конечно, не все можно изменить за несколько лет: некоторые изменения требуют десятилетий. Но чем большего времени потребуют они, тем важнее начинать их как можно скорее. И главное — не двигаться в противоположную сторону и не ходить по кругу.

    Источник

    0
    7
  • «Цена цифровых валют завышена», — Биткоин оракул Вилли Линдхем

    «Биткоин оракул» Вилли Линдхем предупреждает: цена цифровых валют завышена. Вилли Линдхема не зря называют «Биткоин оракулом». Его предсказания цены цифровой валюты всегда отличались точностью. А сейчас он говорит, что цена Биткоина завышена, и что он продал 90% своих монет во время недавнего пика. Главными аргументами против Биткоина он называет риск раскола сети из-за хард форка и то, что пользователи не хотят держать криптовалюту долго.

    Вилли Линдхем сказал, что раньше пользователи Биткоина были более идейными и меньше увлекались спекуляциями. К тому же, по его мнению, сеть Биткоина может разделиться даже не на две, а на три части.

    «Биткоин оракул» Вилли Линдхем

    Также его смущает изобилие ICO, большая часть из которых является жульничеством. Вилли Линдхем считает, что биржевая лихорадка вокруг ICO на самом деле не привлекает, а отпугивает пользователей.

    Подробнее в статье ‘Bitcoin Oracle’ Vinny Lingham On Why Bitcoin Is Overpriced

    0
    11
  • Герман Греф на Общем собрании акционеров Sberbank

    В пятницу, 26 мая, в Москве прошло годовое общее собрание акционеров Сбербанка. По итогам 2016 г. Сбербанк заплатит рекордные в его истории дивиденды — 25% чистой прибыли по МСФО. Акционеры Сбербанка утвердили это на голосовании. В 2016 г. Сбербанк заработал 541,9 млрд руб., так что акционеры получат около 135,5 млрд руб., или 6 руб. на акцию.

    Также на собрании был избран новый состав наблюдательного совета. В него вошли министр экономического развития Максим Орешкин, заместитель председателя ЦБ Ольга Скоробогатова и бизнесмен Леонид Богуславский. В состав совета также избраны бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо, экс-глава ЦБ Сергей Игнатьев, экс-министр финансов Алексей Кудрин, первый зампред ЦБ Георгий Лунтовский, бывший первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян, глава Сбербанка Герман Греф, первый зампред ЦБ Сергей Швецов, профессор ВШЭ Мартин Гилман, инвестиционный консультант Надя Уэллс, зампред ЦБ Надежда Иванова и ректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Мау.

    Чем Сбербанк удивил акционеров

    В этом году на входе в здание на ул. Вавилова, где традиционно проходило собрание, банк предлагал всем участникам сфотографироваться бесплатно и получить распечатанные фотографии. Акционеров Сбербанка приветствовал робот Кибернетик, уже поучаствовавший не в одном мероприятии госбанка. Менеджмент банка в кулуарах, как и в прошлом году, встречал акционеров и отвечал на их вопросы.

    Претерпел изменения и зал, в котором проводилось собрание акционеров. Он значительно уменьшился в размерах, а вместо стульев госбанк установил белые диваны. Акционеров также стало значительно меньше. Зону кофе-брейка Сбербанк перенес в шатры, установленные на улице. Угощений к 9.30 мск, как обычно, не осталось.

    На 10.00 мск в собрании принимали участие акционеры, совокупно владеющие 17 245 932 027 голосов, что составляет 79,91% от их общего числа, объявил председатель счетной комиссии. Кворум имеется, сообщил он.

    Греф — о мировых событиях, кризисе и цене времени

    После слово взял президент Сбербанка Герман Греф. Он традиционно начал свое выступление с видеоролика, в котором осветил все ключевые события прошлого года: падение цен на нефть, Brexit, попытка госпереворота в Турции, избрание Трампа президентом США, импичмент президента Бразилии, ядерные испытания в Северной Корее. Затем в ролике президент Сбербанка напомнил, что Alibaba опередил крупнейшего ритейлера Walmart, а нефтяной гигант Saudi Aramco объявил о приватизации. Доходы 10 крупнейших компаний превысили суммарный бюджет 180 беднейших стран. Затем в ролике было показано, каким 2016 г. был для России: крупные компании сократили инвестиции, хотя прибыль выросла, сократилось потребление, но также упала и инфляция. Спрос на кредиты начал медленно восстанавливаться. «Будущее зависит от каждого из нас», — такими словами закончился видеоролик президента госбанка.

    Греф поприветствовал акционеров, сказав, что офис Сбербанка для них — дом. Свою речь он начал со слов о кризисе: «Мы прожили уже третий год в условиях кризиса, и это самый продолжительный, самый сложный кризис за последние 20 лет». Рецессия продолжалась восемь кварталов подряд и только в последнем квартале прошлого года мы смогли констатировать небольшой экономический рост, рассказал он. В любом кризисе две составляющие: это всегда большое испытание, но это и всегда возможности. В Сбербанке постарались сделать все, чтобы использовать возможности, сказал Греф. «Мы улучшили наши процессы, мы радикально изменили технологии, повысили нашу эффективность. В результате в 2016 г. Сбербанк заработал рекордную прибыль — 542 млрд руб.», — похвастался он. Это 47-е место в рейтинге всех публичных компаний мира, добавил Греф, а по рентабельности капитала Сбербанк пятый среди всех крупнейших банков мира. В 2016 г. практически раз в месяц Сбербанк обновлял либо запускал новый продукт.

    Все важнее безотказность систем Сбербанка, ведь любая задержка отразится на клиентах: «Мы создали специальные ситуационные центры», — рассказал Греф. У Сбербанка есть система мониторинга операций, и все они видны онлайн: если возникнут любые отклонения, то специалисты восстановят работоспособность систем и отразят возможные хакерские атаки, пообещал Греф. Все это время большие усилия и средства направлялись на управление киберрисками, и сегодня Сбербанк является мейджором на рынке в этом вопросе, поскольку имеет самую развитую систему управления киберрисками. У Сбербанка три рубежа защиты от атак и ни одна из них не проникала за пределы второго рубежа, сообщил Греф. «Мне кажется, сегодня Сбербанк стоит выбрать уже по одному соображению — соображению надежности», — считает он.

    «В последние годы мы не просто значительно продвинулись в реализации стратегии, но и вышли за ее пределы», — рассказал Греф. Четыре года назад, когда мы разрабатывали стратегию, мы не могли себе этого представить, признал он. Это одна из причин, по которой Сбербанк решил перейти от пятилетней к трехлетней стратегии. Свое выступление Греф завершил видеороликом о том, как важно экономить время, которое нельзя вернуть.

    Общение с миноритариями

    Миноритарии беспокоятся за резко возросшее количество «дочек»: насколько эффективно можно управлять таким количеством компаний, заявил Данилов-Данильян.

    «Мы приняли решение не сокращать дальше филиальную сеть в сельской местности», — сообщил Греф. Сейчас госбанк экспериментирует с различными форматами: сотрудничество с магазинами, мобильные пункты-автобусы. Их как раз и могут объединять с торговыми точками: такой пункт сможет привозить в деревни продукты.

    «Мы не инвестируем в цифровые технологии ради получения прибыли, только для расширения услуг, которые мы можем оказать клиентам. Наш венчурный фонд не похож на обычный», — сказал Греф, отвечая на вопросы миноритариев. Объем инвестиций за прошлый год он назвал небольшим, пообещав миноритариям раскрыть все инвестиции венчурного фонда.

    Компания «Анкор» терроризирует миноритариев и склоняет к продаже акций, жалуется одна из миноритариев. Мошенники говорят, ссылаясь на Грефа, что банк будет продан и что дивиденды будут мизерными. Греф посоветовал «гнать их в шею», поскольку вопрос о продаже доли ЦБ не стоит, а доля прибыли, выплачиваемой в виде дивидендов, растет.

    Это не первый раз, когда акционеры поднимают вопрос портфелей участников. В 2014 г. миноритарии пожаловались Грефу, что портфель слишком цветастый и привлекает внимание злоумышленников: среди акционеров банка есть и пожилые люди, которые возвращаются с этими портфелями домой. Банк акционеров услышал и уже на следующий год раскрасил портфели в нейтральный серо-зеленый цвет

    Отвечая на вопросы миноритарных акционеров, Греф сообщил, что первые четыре месяца этого года показывают, что несмотря на то, что банк столкнулся с повышенными резервами на Украине, а также с «бизнес-кейсом в Европе», все идет по плану. Рентабельность капитала банк обеспечивает на уровне 19% и прибыль по итогам 2017 г. будет выше, чем в 2016 г., рассказал Греф. Однако конкретного прогноза, как и прежде, он давать не стал.

    Один из миноритариев пожаловался на то, что в этом году видоизменили портфель акционера, который все участники получают при регистрации: вместо портфелей выдали плоскую и неудобную папку. Один из акционеров в зале сообщил корреспонденту «Ведомостей», что полностью с этим согласен: в предыдущий портфель можно было что-то положить, даже продукты, а папка бесполезна.

    На претензии миноритариев, касающиеся низких ставок по депозитам, Греф ответил, что это вопрос взвешивания рисков и ставки такие, потому что банк самый надежный. Кроме того, в условиях падающих ставок предлагать высокие невозможно, добавил он.

    Во время проведения годового собрания акционеров котировки Сбербанка на Московской бирже снижались. По данным на 13.10 мск, стоимость обыкновенной акции госбанка составляла 161,29 руб. (-1,68%). Минимальная стоимость составляла 160,95 руб., максимальная — 163,80 руб.

    Сбербанк объяснил акционерам, что такое «эджайл»

    Акционерам рассказали, как Сбербанк перешел на эджайл. Основа эджайл — небольшая команда, собранная из специалистов разных профилей и с разным опытом, говорится в видеоролике. Такая команда работает над прототипом продукта в течение короткого отрезка времени, затем тестирует его и дорабатывает.

    0
    6
Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles