Select a page

Инвестиции в Израиль

В 2015 году израильские стартапы продолжили устанавливать рекорды по привлечению средств инвесторов. Всего лишь за последний квартал 2015 года приток инвестиций превысил $1,2 млрд, а в целом по итогам года достиг $4,43 млрд (на 30% выше показателей 2014 года). При этом сразу 85% этого объема пришлось на иностранные инвестиции. Для сравнения: по данным Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), общий объем прямых ивенчурных инвестиций в стране в 2015 году составил около $1 млрд, снизившись на 5% по сравнению с 2014 годом.

«А там на четверть бывший наш народ…»

При этом непосредственно фондовый рынок Израиля сравнительно небольшой. Суммарная капитализация рынка акций составляет порядка $180 млрд, для сравнения – капитализация российского рынка близка к $480 млрд.

Поскольку внутренний рынок страны очень мал, израильские стартапы изначально ориентированы на международные рынки, считает Андрей Шенк (справа). Игорь Рябенький (слева) согласен – помимо «мозгов», в Израиле торговать особо нечем

«Структура израильского рынка сильно отличается от типичной для развивающихся площадок. Наибольшую долю на рынке занимает сектор здравоохранения (порядка 54%), на втором месте финансовый сектор, сырьевой сектор занимает лишь 10% рынка. Так, крупнейший эмитент – компания Teva Pharmaceutical Industries (крупнейший производитель препаратов-дженериков – Executive.ru). Тем не менее, рынок акций сильно коррелирует с другими развивающимися площадками. С начала 2016 года израильский рынок акций упал на 2,9%. От максимальных значений (достигнутых во втором квартале 2015 года) сократился на 15%. (Для сравнения индекс развивающихся рынков MSCI EM за тот же период упал на 11,49%)», – рассказывает Андрей Шенк, аналитик управляющей компании «Альфа-Капитал».

Однако столь незначительный объем рынка имеет свои преимущества для заинтересовавшихся им инвесторов, если говорить о таком виде инвестиций, как вложения в стартапы. Напрямую или через специальные венчурные фонды. Поскольку внутренний рынок страны очень мал, новые проекты в самых различных инновационных сферах (от медицины и до интернет-рекламы) изначально «заточены» на внешнего потребителя.

«С точки зрения стартапов, Израиль – это start-up-nation, поскольку, помимо «мозгов», им торговать особо нечем. Есть еще военные разработки, но эта отрасль тоже относится к высоким технологиям. Отсюда вытекает традиционно высокий уровень образования, подготовки менеджмента, в том числе, и в сфере продукции двойного назначения. Практически 100% израильского менеджмента на высоком уровне владеет английским языком, может похвастать престижным американским или европейским образованием и хорошей инкорпорированностью в глобальные рынки. В силу ограниченности внутреннего рынка, проекты изначально создаются как глобальные, нацеленные на рынки Америки, Европы, Азии. Кроме того, хотя рынок достаточно сильно насыщен деньгами, нет такой перегретости, как, скажем, в Силиконовой долине. Все эти факторы позволяют находить интересные проекты с адекватной оценкой и глобальной перспективой», – рассказывает Игорь Рябенький, управляющий партнер Altair Capital.

Высокие технологии обеспечивают более 10% ВВП Израиля и около половины его экспорта. Отсутствие природных ресурсов, неблагоприятное внешнее окружение заставили Израиль усиленными темпами развивать направление high tech в экономике. Израиль инвестирует в инновации около 5% ВВП, это один из наивысших показателей в мире. Развитие инновационной экономики поддерживают университеты Израиля, занимающие высокие позиции в международных рейтингах: в 2015 году 6 университетов Израиля вошли в топ-1000 рейтинга QS, в том числе Еврейский университет, и «Технион»вошли в топ-200. Другим фактором развития новой экономики является армия – подробнее см об этом книгу «Нация умных людей», ссылка на нее приведена в конце публикации. Международные IT-компании открывают в Израиле центры разработки. Около 80% инвестиций в израильские стартапы приходит из-за границы. Дополнительный импульс развитию сферы высоких технологий придала массовая эмиграция конца 1980-х – начала 1990-х годов, когда в Израиль приехало около миллиона граждан СССР. Большинство этих репатриантов обладает высокой квалификацией.

Пан или пропал

Примеров успешной реализации израильских стартапов масса. Так, весной 2015 года российский бизнесмен Роман Абрамович, по сообщению изданияGlobes, вложил в израильский анонимный мессенджер Blind Spot $35 млн. Позднее миллиардер возглавил пул инвесторов, инвестировавший $21 млн в израильскую компанию Any Clip Media, поставляющую видеоконтент для интернет-рекламы. В конце 2015 года американская корпорация Amazonзакрыла сделку по приобретению израильской компании Annapurna Labs, которая была создана лишь в 2011 году и специализируется на разработке компьютерных чипов. Сумма сделки составила около $350 млн.

Список подобных проектов можно продолжать долго. В целом, за 2015 год состоялось 104 процедуры «выходов» израильских стартапов, на общую сумму более $9 млрд. Тем более что подобные вложения доступны не только инвесторам уровня Романа Абрамовича. «Есть разные пути «входа» на рынок Израиля. Первый – для глобальных, институциональных игроков: вложить средства в фонд, ориентированный на данный рынок. Второй вариант, уже для частного инвестора – самостоятельно найти инвестиционные возможности и в пределах сумм, разрешенных законодательно, вложить их в выбранный проект или компанию. В данном случае придется самостоятельно оценивать этот инвестиционный проект, проводить юридическую и финансовую работу. Наконец, частный инвестор может обратиться на площадку для совместного инвестирования, объединение бизнес-ангелов. Там ему продемонстрируют уже готовые проекты, а в некоторых (правильных) случаях будут инвестировать вместе с ним», – рассказывает Игорь Рябенький.

Средний срок подобных инвестиций составляет пять-семь лет. В дальнейшем инвестор самостоятельно принимает решение о выходе из проекта: как правило, путем продажи принадлежащей ему доли в ходе IPO (хотя существуют и другие варианты). Доходность же инвестирования целиком и полностью зависит от того, как будет развиваться выбранный проект. При этом потенциальный инвестор должен четко понимать, что даже приблизительную доходность от вложений в тот или иной проект, оценить практически невозможно. Слишком много факторов влияет на этот показатель. У выбранного стартапа может появиться серьезный конкурент или разрабатываемая им технология окажется невостребованной на рынке.

«Доходность во многом зависит от момента и этапа входа в инвестиции, а также от конкретного проекта. Выбор отрасли в случае с венчурным инвестированием не играет существенной роли, так как точка роста венчурной компании может быть как новой технологией, так и эффективной бизнес-моделью, применимой в различных отраслях. В целом можно определить диапазон от (-)100% (потерять все) до 300%-400% дохода», – говорит Андрей Шенк.

Разделяй & властвуй

Несмотря на то, что выбор отрасли не имеет решающего значения, определенные советы частному инвестору дать можно. Так, например, эксперты предупреждают, что если человек не видит себя стратегическим инвестором на горизонте 10-15 лет, ему не стоит «входить» в сугубо медицинские стартапы(технологии, оборудование, фармакология), несмотря на их популярность в Израиле. Тем более что это не только долго, но и весьма капиталоемко. Другое дело – околомедицинские проекты (здоровый образ жизни, помощь пациентам и так далее). Также имеет смысл обратить внимание на индустрию рекламных и финансовых технологий, различные интернет-проекты. Конечно, они не столь серьезно преобразуют жизнь общества (многим приятен сам факт причастности к прорывным технологиям), но остаются интересными с точки зрения инвестора, которого интересует финансовый результат.

«Одновременно у нас доступны частным инвесторам три-пять проектов (время их экспозиции не более двух месяцев). Поскольку во все эти проекты мы инвестируем сами, мы не можем вкладываться в сотни проектов ежемесячно. Например, на данный момент у нас есть проекты по бизнес-туризму, групповым скидкам на спортивных мероприятиях в США и социальной сети для беременных женщин и молодых матерей», – рассказывает Игорь Рябенький.

Что касается этапов жизни стартапа наиболее предпочтительных для инвестирования, то входить в проект рекомендуют на этапе, когда уже понятно направление его движения (когда уже есть продукт, есть первые продажи клиентам), и до стадии раннего роста. На так называемой «посевной» стадии еще слишком сложно прогнозируемы риски, на более поздних же циклах жизни стартапа частных инвесторов уже просто не впустят. После прохождения стадий А и В, уже начинается «драка» институциональных инвесторов.

Никаких гарантий доходности или сохранности средств площадки бизнес-ангелов предоставить не могут. Если проект «взлетит», то и они, и клиент заработают, нет – проиграют. «Поэтому никому не посоветую выбирать этот инвестиционный продукт для вложения последних средств. Чтобы рискнуть, вложив $25 тыс., нужно обладать свободными средствами в размере не менее $100 тыс… Важно не только правильно выбрать проект, но и обладать распределенным портфелем – не менее пяти, а лучше десяти проектов», – советует Игорь Рябенький.

Кроме того, эксперты не рекомендуют потенциальному инвестору вкладываться только в один проект, что связано с более высокой долей риска. Недаром такой продукт, как венчурный фонд получил название от английского выражения «рискованное предприятие». Более широкий портфель позволяет диверсифицировать эти риски.

Итак, если вас, несмотря на высокие риски этого мероприятия, заинтересовалиинвестиции в израильские стартапы, то рекомендуем прислушаться к следующим советам:

1) Определитесь с планируемым объемом инвестиций, учитывая основополагающий принцип «не складывать все яйца в одну корзину». Рисковать последними деньгами точно не стоит;

2) Выберите не один, а несколько стартап-проектов в различных сферах деятельности, исходя из того же принципа диверсификации рисков. Так, в 2015 году, наибольшее число «выходов», обеспечивших доходность инвестиций визраильские стартапы, было зафиксировано в сферах IT и программного обеспечения (43%), биологических разработках (16%) и интернет-технологиях (15%);

3) Заранее подготовьтесь к тому, что подобные инвестиции, в большинстве случаев, приносят доход лишь на длинном (пять-семь лет) временном отрезке. То есть, для чисто спекулятивной модели инвестирования этот продукт не подходит;

4) Исходя из предполагаемой суммы инвестиций, выберите устраивающую вас площадку, предлагающую вложения в те или иные проекты. «Наш «входной билет» начинается от $25 тыс., но мы работаем с сертифицированными инвесторами. Что касается наших комиссионных, то мы взимаем 20% successfee. Существуют площадки, предлагающие гораздо меньший «средний чек», но и требования к качеству проектов там значительно ниже», – рассказывает Игорь Рябенький.

В случае, если рынок Израиля потенциально вас заинтересовал, но венчурные инвестиции по каким-то причинам не подходят, можно обратить внимание на привычный фондовой рынок. То есть, играть на акциях публичных израильских компаний. Для этого вам придется обратиться к компании-брокеру (отечественной или зарубежной). Минимальные суммы для начала торгов серьезно разнятся в зависимости от конкретной компании, но в среднем начинаются с $5 тыс.

Учите: чтобы российский брокер смог от вашего лица осуществлять сделки на тель-авивской бирже, вам необходимо будет обзавестись статусом «квалифицированный инвестор», в соответствии с российским законодательством. Этого можно избежать, если работать с иностранным брокером, но в этом случае вам придется дополнительно уведомлять налоговую службу об открытии счета за рубежом, а также предоставлять в банк (для последующих расчетов с брокером) копию брокерского договора. То есть, проходить дополнительные бюрократические процедуры. Кроме того, если российский брокер одновременно является для вас и налоговым агентом, в случае с сотрудничеством с зарубежной компанией заполнять и подавать налоговые декларации придется самостоятельно (в том числе, и при учете налога на дивиденды).

0 Comments

Leave a reply

Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles