Select a page

Какая реформа нужна бизнес-образованию

Я несколько десятилетий преподаю в бизнес-школах и был деканом двух из них, и пришел к следующему выводу: образовательные учреждения, где готовятся будущие лидеры глобального бизнеса, нуждаются в радикальной реформе.

Бизнес-образование сегодня — это анахронизм как по форме, так и по содержанию. Наши учебные заведения о четырех стенах совершенно не идут в ногу с современными технологиями во всем, что касается виртуального обучения, а также индивидуализации программы. Более того, бизнес-образование нуждается в кардинальном пересмотре, переосмысливании своих целей, чтобы воспитывать будущих лидеров с новым набором навыков: устойчивым глобальным мышлением, предпринимательским и новаторским талантом, а также умением принимать решения, основываясь на реальном опыте (как чужом, так и собственном).

В истории бизнес-школ можно выделить две волны. В период зарождения они задумывались как заведения практического образования. В конце XIX — начале XX веков успешные бизнесмены, такие как Джозеф Уортон, хотели поднять профессиональный уровень управляющих компаниями и престиж работы в бизнесе. Первые бизнес-школы стремились обеспечить студентов инструментами и привить им навыки, нужные успешному предпринимателю и менеджеру того времени, как то: бухгалтерия, эффективность на производстве и контрактное право.

Но в середине XX века влиятельный Фонд Форда, а также Фонд Карнеги осудили подобный подход, причем совершенно независимо друг от друга. В 1959 году в отчете Гордона-Хоуэлла, профинансированном Фондом Форда, подверглась критике слабая научная база бизнес-образования. В нем утверждалось, что профессора скорее похожи на дипломированных шарлатанов, чем на серьезных ученых. Программа-де была слишком узкой, бесхитростной и слабой, а уровень студентов и профессоров производил жалкое впечатление. Изыскания Фонда Карнеги материализовались в виде толстого тома под называнием «Образование американских бизнесменов», вышедшего в том же 1959 году. Его главный посыл был примерно тем же: слишком большое увлечение кейсами из жизни, слишком мало научных исследований; слишком много практики, слишком мало теории. Оба коллектива исследователей обнаружили потребность в более рассудительном типе менеджеров, которые будут способны возглавить корпорации беспрецедентного до тех пор масштаба и разнородности. Для этого оба отчета призывали взять за образец исследовательскую модель, характерную для естественно-научной отрасли.

Благодаря привнесению в бизнес-образование ценного интеллектуального элемента последующее преобразование бизнес-школ по образцу серьезных академичеких учебных заведений десятилетиями отвечало потребностям рынка. Однако каждая структура неизбежно в какой-то момент забывает о необходимости перемен, и поэтому сейчас мы застряли в академической системе бизнес-школ, которая как будто глуха, слепа и бесчувственна к возникающей новой реальности и ее вызовам. Смесь системы пожизненной профессорской кафедры и подхода «опубликуйся или погибни» наполняет наши заведения «учеными от бизнеса», чья главная роль — производить оригинальные исследования, чтобы их напечатали в так называемых журналах класса «А». Эта потребность в постоянных публикациях для построения успешной карьеры привела к тому, что научные работы становятся все туманнее и туманее и не имеют почти никакой ценности для реального бизнеса. Их слишком узкая специализация приводит к мышлению, ограниченному одной лишь сферой бизнеса. В конце концов в забвении остается самый главный для студентов навык: думать самостоятельно.

Вместо того чтобы сосредотачиваться на реальных проблемах, имеющих отношение к современному миру глобального бизнеса, главным предметом в большинстве исследований по менеджменту стала «Эффективность». Она же и есть корень заблуждений, которыми ученые от бизнеса засоряют головы руководителей по всему миру. Слишком много штатных профессоров никогда не работали вне университетских стен; они не знают ни реалий повседневной жизни компаний, ни тонкостей процесса принятия решений. Поэтому им еще тяжелее понять ценность живого опыта как части образования их студентов.

По сути маятник отклонился в противоположную сторону до самого конца. Слишком много внимания уделяется теории. А на практике: неподготовленные выпускники, в итоге, сталкиваются с реальными проблемам корпоративного мира. 

Обладателям дипломов не хватает осмысленного, релевантного обучения, воспитывающего в них междисциплинарное мышление, широкую осведомленность в тенденциях гуманитарных и естественных наук, и, что наиболее важно, аристотелевский «фронезис» — практическую мудрость (также обсуждаемую в блоге Дэйвида К. Хёрста «Ренессанс менеджмента»). Эта мудрость помогла бы им принимать решения, основываясь на глубоком понимании того, что хорошо для социума, частью которого являются компании по всему миру.

Что же мы можем и должны сделать? В последние годы звучало много предложений и проводилось множество экспериментов по реформированию бизнес-образования. Мой критерий полезности этих преобразований — это их стремление развивать пять направлений, самых запущенных, на мой взгляд. Реформы должны сделать наши учебные заведения лучше.

Ориентация на гуманистические ценности. Нам нужно вернуть в ядро бизнес-образования философию и гуманитарные науки. Будущие лидеры наших глобальных компаний и организаций должны уметь мыслить, исходя из тонкостей человеческой природы, а также из роли транснациональных корпораций и глобальных организаций в поддержании нашей планеты в здоровом, пригодном для проживания состоянии. В науке об управлении эффективность и прибыль любой ценой больше не могут быть важнее общечеловеческих ценностей.

Смесь разных видов обучения. Развитие технологий быстро отменяет необходимость проводить студенческую жизнь в стенах университета, в больших залах, прослушивая скучные шаблонные лекции. Экономические издержки по содержанию больших зданий и административного персонала поднимают цены бизнес-образования выше всяких разумных пределов. Многим университетам, которые содержатся государством, уже урезают бюджеты. Все шире распространяются так называемые MOOC (массовые открытые онлайн-курсы), которые ведут самые опытные и талантливые учителя со всех- стран, что лишний раз доказывает, что традиционная урочно-классная парадигма изжила себя.

Индивидуализация. Студентам нужно предлагать набор вариантов для приведения их образования в соответствие с их личными целями, амбициями, способностями и уровнем риска. Пусть они в сотрудничестве с неким консультантом выстроят свою собственную программу, подходящую для их персональных интересов и возможностей. Для того чтобы они стали разумными бизнесменами, мыслящими в глобальном масштабе, поможем им создать сплав традиционных курсов (как в родном университете, так и за границей), работы в реальных компаниях, предпринимательских семинаров и стартаповских разработок, а также курсов MOOC (думаю, они могут составлять от 20 до 50% в общем объеме) и других форматов.

Ориентация на науку, технологию, инженерное дело и математику. Нам следует повысить знания студентов бизнес-школ в этих областях, а также поощрить их к расширению личных технологических горизонтов за пределы ИТ и Angry Apps. Принимая во внимание, сколько инноваций постоянно появляется в этих сферах, бизнес-образование должно помочь студентам наводить мосты между естественными и общественными науками. Учебные программы «Управление в области технологий» и «Промышленная экономика» являются достойным примером гибридных форм образования, соединяющего эти два мира воедино.

Повышение роли практических знаний. Нам следует гораздо теснее соединить академическую науку с опытом реального ведения бизнеса. Школам нужно начать сотрудничать с глобальными корпорациями, создавая более полезные стажировки и программы по обучению на реальном производстве, в которых будет больше связи теории с практикой. Они также должны стимулировать профессоров к более тесной вовлеченности в повседневные практические проблемы организаций. Например, почему бы не придумать «профессоров на службе у компании», когда на какое-то время ученые будут часть работы выполнять в фирме, по примеру «топ-менеджеров на службе у университета»? В целом давайте поощрять более активный диалог между бизнесом и образовательной сферой.

Недавно организаторы Глобального форума им. Питера Друкера призвали к «Великому преображению» менеджмента, который Ричард Штрауб называет нашей самой большой надеждой на пути к человеческому процветанию. Я присоединяю свой голос к призывам создать радикально новый синтезированный подход к ведению глобального бизнеса. Но на сегодняшний день я знаю, что большинство выпускников стандартных бакалаврских курсов и большинства программ MBA плохо подготовлены к этому будущему.

Успешные бизнес-лидеры наступающего десятилетия будут отличаться целостным мышлением, глобальной перспективой, международным опытом, знанием языков, осведомленностью в области технологий, предпринимательским духом, творческим подходом и умением справляться с высоким уровнем сложности и хаоса. Многие корпорации уже заявляют, что не могут найти нужных сотрудников, поэтому мы уже сейчас должны начать преобразования в бизнес-школах. В сфере образования наша задача — выпускать специалистов, которые преуспеют в радикально трансформирующемся мире и смогут менять его к лучшему. Мы должны воспитывать новое поколение для новой эпохи.

Источник: Йохан Рус

0 Comments

Leave a reply

Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles