Select a page

Краеугольный камень нового капитализма

Массированный кризис порождает настойчивый императив: пора строить новый капитализм под взбаламученный, кипящий XXI век — такой, который на эволюционный прыжок опередит капитализм образца промышленной эпохи.

Вот как cформулировал задачу бывший министр финансов США Тимоти Гайтнер (надо же, и он записался в революционеры): «Наша система не готова выдержать шок, кризис такого размаха… капитализму предстоит измениться». Но до какой степени?

Капитализм с новым капиталом. Капитал — сырье производства и потребления, но нам давно пора пересмотреть эти понятия. Я готов выдвинуть гипотезу, что в полностью взаимозависимом мире основа роста — это этический капитал.

Экономисты выделяют множество видов капитала. В зависимости от вида активов возможны разные бизнес-модели и стратегии. Современные формы капитала не в состоянии обеспечить переход от обычного бизнеса к улучшению, от массового «продукта» к чему-то по-человечески значимому. Этический капитал — это совокупность инструментов, техник и практик, которые не только создают присущие экономике ценности, но и формируют, и меняют эти ценности.

Социальные инвестиции, корпоративная социальная ответственность, социальное предпринимательство? Финансовое законодательство с учетом общего блага, частно-государственные партнерства, новые параметры национального дохода? Все это лишь робкие, неуверенные шаги к построению этического капитала, к более сложным и нюансированным представлениям о «хорошем» и «плохом», «правильном» и «неправильном».

Вот более широкая картина.

Во времена Адама Смита капитал состоял в примитивных станках (то есть машинах) и деньгах — производственный и финансовый капитал. В ХХ веке, когда само массовое производство превратилось в товар, понятие о капитале стало сложнее и шире. Ушедший от нас в этом году нобелевский лауреат по экономике Гэри Беккер провозгласил в своих трудах формирование человеческого капитала — знаний и навыков, которые позволяют людям создавать новое — инновации, в первую очередь опять же машины. Великий Питер Друкер, разумеется, подробно расписал последствия этой тенденции для компаний, рынков и целых стран, где воцарится экономика знания — та, основой которой станет человеческий капитал. И сегодня настало время вновь уточнить определение капитала.

Капитал ХХ века не способствует процветанию народов в ХХI веке. Ныне для долгосрочного роста продуктивности мало машин, наличных и навыков — нужно уметь пользоваться всем перечисленным без ущерба для природы, для бедных и слабых, для будущего наций. Осознав суть этического капитала, компании, страны и отдельные люди приходят к такому умению. Это краеугольный камень подлинного процветания, и достичь его удастся без скрытых расходов, не сразу обнаруживающегося побочного ущерба, без социальных утрат: до максимума доходит «толстая ценность» и минимизируется «тонкая ценность», то есть компания получает не просто прибыль, а осмысленную прибыль, значимую прибыль.

Верно и обратное. Без этического капитала различные отрасли сталкиваются с проблемой «социальной бесполезности», как говорит лорд Джонатан Тернер. Если отрасль бесполезна для людей, сообществ и стран, она сталкивается с подрывной конкуренцией (как на Уолл-стрит — Banksimple, Square и Ally), к ней приковано внимание законодателей (гляньте, как ускоряется реформа Уолл-стрит), презрением клиентов (хедж-фонды не только хеджируют сделки — они и собственные депозиты в банках теперь хеджируют).

Но сегодня отсутствие этического капитала правило, а не исключение. От сомнительного поведения BP во время утечки в Мексиканском заливе до борьбы крупных производителей продуктов против установления соляного стандарта, от войны Детройта с общественным транспортом до крестового похода известных СМИ против собственных читателей и зрителей.

В чем заключается ныне основное различие между революционерами и попутчиками, победителями и побежденными? Недостаток понимания этического капитала и нежелание даже смотреть в эту сторону. Постоянно возникающие проблемы с приватностью в Facebook можно объяснить недостатком этического капитала, и потому я не отнесу эту социальную сеть к числу революционеров. И напротив, когда Twitter заявляет желание «стать силой добра в мире», это принципиально: значит, компания стремится развивать капитал XXI века. Для Apple также основное испытание заключается в том, сможет ли корпорация нарастить этический капитал: она делает замечательные вещи, а сумеет делать еще более замечательные? Социальное предпринимательство, следующая волна трансформации бизнеса, так и рождается с этическим капиталом в своих генах.

Чтобы после кризиса вернуться к процветанию, нужна рекапитализация умирающей экономики, нужно поддержать ее продуктивным капиталом. Это основы Econ 1.01. Но многие экономисты вот что упускают из виду: нынешний капитал отличается от вчерашнего. В экономике XXI века рекапитализация не просто дополнительные машины, деньги или навыки — требуется гораздо более мощный капитал. Капитал, который соединит машины, деньги и навыки воедино, чтобы произвести более великие, значимые и долговечные ценности.

Будущее капитализма? Важно понять, чем он был и чем будет. Нынешнюю скудную почву нужно засеять новым зерном. В ней могут прижиться семена этического капитала, они оживят землю и наступит процветание.

Собираетесь стать капиталистом ХХI века? Сажайте этический капитал — или придет революционер, таким капиталом вооруженный, и выдернет вас с корнями.

Источник

0 Comments

Leave a reply

Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles