Select a page

Патенты, или Почему изобретатели бегут из России

Почему тема патентов на изобретения в России упорно игнорируется

Удивительно, но российский изобретатель, имеющий талант и некоторое количество свободных средств, очень часто российскую патентую систему не использует, а сдается в американское патентное ведомство напрямую или не сразу, но полностью, по процедуре Договора о международной патентной кооперации. Что неладно в нашем отечестве? Что-то явно неладно.

Если вспомнить начало 1990-х годов прошлого века, то можно наткнуться на аналогию.Минфин России включил печатный станок на полную мощность и люди ушли от ненастоящих деревянных рублей к настоящему зеленому доллару. Там, где это было возможно, расчеты в рублях не проводились. Только доллары и евро. И не только расчеты, долговые и прочие обязательства преимущественно указывались в твердой валюте. Какой смысл требовать долги в рублях, если через месяц затребованная сумма может не стоить ни чего.

В какой-то мере ситуация напоминает патентный рынок России. Вроде патентное законодательство есть. И вроде почти все у «нас» срисовано с того, как у «них». И даже то, что у них было не так, как у нас, они изменили по нашему образцу. Например, отменили удивительные и бесконечные «продолжения заявок». Но не работает у нас их модель.Изобретатель есть, но рвется за рубеж. Рвется, потому что патента ему надо, и душа просит признания. Почему рвется не на Родину? А потому что государство когда-то не очень внятно описало и ввело в обращение «игрушечные деньги», имеющие ограниченное хождение наравне с настоящими, а потом, забыв, зачем и как это было сделано, не только приравняло их к настоящей валюте, да еще и дало определенные преимущества в хождении. И называется эта фальшивая штука «патент на полезную модель». Выдается явочным порядком, поэтому государственных гарантий в себе не содержит.

Изначально патентование в виде полезной модели всего-что-угодно предполагалось жестко пресекать, «только механические устройства!», но сегодня ограничений нет. «Полезная модель представляет собой техническое решение, относящееся к устройству». Вот так! Патентом на полезную модель может быть запатентовано все что угодно, относящееся даже к устройству мироздания. Я помогал изобретателю получить вполне легальный патент на полезную модель на java-апплет для мобильного телефона. Возможное отсутствие веществ, запатентованных как полезная модель, является следствием творческой ограниченности местных патентных поверенных. Но я не проверял, и если такие патенты на полезную модель есть, то стране все в порядке с творчеством. То есть, даже изначальный замысел сумеречного административного гения не соблюлся. А поскольку патент на полезную модель выдается без особенных ограничений, такой документ является даже не «керенкой», а непонятной картинкой неизвестного свойства.

Но и это еще не все! Одновременным или следующим шагом на пути укрепления курса полезных моделей явились гениальные разъяснения, через которые трудно продраться, но нужно, если есть желание вникнуть в истоки проблемы:

«при наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя этого патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета» и «при наличии двух патентов на изобретение с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, действия общества по использованию своего патента не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета».

Вот так! Просто, незатейливо и в противоречии со всеми мыслимыми нормами патентного права.

А некоторые инстанции умудрились вполне логично расширить это толкование, в результате чего получилось:

«при наличии двух патентов (любых, прим. автора) с одинаковыми или эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета».

То есть, лицо, которое хочет безвозмездно использовать любой чужой патент, беспрепятственно получает свой патент на полезную модель и спокойно использует чужое изобретение/полезную модель до тех пор, пока патент не будет отменен. Будет отменен ― получим новый. Ведь формальных оснований для отказа в выдаче патента на полезную модель на уже запатентованное решение ― не имеется. В результате фальшивые купюры имеют хождение не только наравне с настоящими, но и имеют некоторые преимущества. Не надо думать, что написать в заявке. Все уже написано до нас.

Вот так и живем, патентовать смысла нет, но хочется. И вроде признать, что у нас как-то все неправильно, а у них правильно и в порядке, мы тоже по старинной традиции не можем.

А тем временем в США процедура получения патента на изобретение примерно такая же, как она могла и должна быть у нас. Простая, приятная и полезная.

Но поскольку мы так не можем, появляются мифы и ритуалы с табу и заклинаниями. «Призывать с чужбины поверенного будем!» Зачем, не всегда понятно, но поверенный появляется: «Чужие патенты не читать, про свои не говорить!». А вокруг хор доморощенных спецов с заклинаниями: «Дай нам, Ведомство, патент оборонительный, чтоб от врагов уберечься, дай нам, Ведомство, патент наступательный, для рынка враждебного захвата». Даже нечисть в виде троллей патентных придумали, что «у них под каждым кустом таятся». На самом деле их там примерно столько, сколько у нас медведей на Красной площади. Встречаются, но не систематически. Хорошо, хоть про «зонтичные патенты уже забыли.

Ну, и вечный вопрос: «Что делать?». Я так думаю, что созерцать. Патентная отрасль России вымирает, патентных специалистов сейчас днем с огнем не найдешь, а лет через десять-двадцать нас вообще не останется, дальше напрочь забудем про патенты. Но, как говорил грозный глава государства: «Да и пес с ними».

Или, в качестве утопии, можно предложить попытаться привести нормативную базу в соответствие со здравым смыслом. Не хотим здравого смысла ― можно использовать международные нормы. Результат будут тем же. А что будет дальше, уже от творческого люда зависит. Но последнее совсем нереальная утопия.

Итог

Почему же тема патентов на изобретения в России упорно игнорируется?

Ответ заключается в сущности патента на изобретение, который является сертификатом, удостоверяющим создание изобретения, а также подтверждающим тот факт, что описанное в патенте изобретение (с высокой степенью вероятности) патентоспособным является. Также патент на изобретения подтверждает (или по крайней мере должен подтверждать) право патентообладателя получать определенные преимущества от запрета или разрешения использовать описанное в патенте изобретение. Патент должен являться аналогом национальной валюты, которая, при удачном стечении обстоятельств, может быть обменяна на материальные и нематериальные преимущества и блага. Как и для валюты, государство должно проводить определенные мероприятия, поддерживающие курс валюты на стабильном уровне, иначе возможна попытка ухода рынка в сторону валют других стран.

0 Comments

Leave a reply

Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles