Select a page

«Тревожное дитя», или Кто манипулирует партнерами

Вам кажется, что ваш начальник или партнер всегда неправ? В условиях стресса люди «впадают в детство» – начинают воспринимать мир с позиций ребенка. Разберитесь с детскими проблемами, не обременяйте ими коллег.

 

Ольга Троицкая,
психолог

Роли выживания усваиваются ребенком в семье, где между взрослыми существуют созависимые отношения. В созависимых отношениях не общаются открыто, а предполагают, оценивают и интерпретируют. Говорят и делают то, что заставит других поступить определенным образом. В таких взаимоотношениях внимание партнеров обращено друг на друга, как на причину своего неблагополучия. Между ними копится напряжение. Поэтому первая программа, которая появляется в семейном партнерстве – поиск третьего. Находится тот, к кому всегда можно предъявить претензию — близкий родственник или ребенок. «Как меня достала твоя мама», – говорит отец. Ребенок начинает защищать маму. Оба сфокусированы на маме. Но именно с ней отношения остаются не проясненными. Или супруги в негодовании объединяются по поводу отношения к ним мамы жены. Это называется эффектом триангуляции: когда между двумя элементами возникает напряжение, находится третий. На него партнеры сливают часть напряжения, для того чтобы не выяснять отношений между собой.

Кто здесь третий?

В деловом партнерстве часто проявляется эта семейная привычка — искать третий элемент. Им может стать жена партнера, арендодатель, чиновничий аппарат или третий партнер. Именно из-за эффекта триангуляции (от лат. Ad triangulum — « по треугольнику») взаимодействие в тройке по мере развития проекта существенно осложняется.

Первое основное условие нормального выстраивания делового партнерства — прямая договоренность между партнерами в самом начале о том, что каждый раз отношения проясняются до точки. Как только один из партнеров начинает «ловить» третий элемент и сливать на него напряжение, надо остановиться. Значит, накопилось и пора прояснить – в чем неудовлетворенность, почему напряжен.

Реализовать на практике это не просто – все мы в основном выросли в контексте созависимых отношений. У взрослых в стрессе созависимое поведение активизируется неосознанно, диктуя выборы, реакции, чувства, восприятие. Незаметно для себя мы как по нотам начинаем играть одну из ролей выживания. Вот одна типичная модель: папа с тяжелым характером («палач»), мама – несет всю жизнь этот тяжелый крест («жертва»). Папа давит, раздражается, кричит. Мама терпит, оправдывается. Как только папа успокаивается, мама оскорбленно поджимает губы. Происходит смена ролей: папа чувствует себя виноватым («жертва»), мама ходит с немым укором («палач»). Этот танец двое могут исполнять всю жизнь, вне зависимости от сознательных желаний.

Если в детстве партнера присутствовала жесткая модель выживания, он непроизвольно начнет подыгрывать. И в бизнес-партнерстве может проявиться такая же модель: один настаивает и давит, другой — чувствует себя жертвой, что у него нет здесь права голоса. Хотя объективно ничего подобного может и не происходить. Но напряжение в отношениях будет расти. Другой пример: один партнер впадает в роль «благодетеля»: ночи будет не спать, но на полном истощении все делать. Второй может автоматически откликнуться, как «герой семьи» возбужденно покрикивая: «да ты все не правильно и так медленно делаешь, дай мне».

Ты будешь жертвой, а я – палачом

Если не прояснять отношения сразу, они запутываются в предположениях и опасениях: он так со мной разговаривает, потому что не уважает или готовится меня «слить». Между партнерами появляются лишние сущности (например, «палача» и «жертвы»). Деловые отношения подменяются разыгрыванием ролей выживания.

Совет — выстроить открытую безоценочную обратную связь в партнерстве — часто вызывает ироничные улыбки у деловых людей. Им кажется, что это психологические заморочки, а они – люди прямые и открытые. Если на меня давят, я так и скажу: «Что происходит? Ты на меня давишь». Так спросить мы имеем право в семье, но не в бизнес-партнерстве. Обвинение (ты меня давишь) не работает. В ответ вы услышите: «Да не давлю я на тебя. Просто ты ни черта не делаешь». И дальше что? Именно в созависимых отношениях люди не слушают, что им говорят, и отвечают на свои мысли, чтобы подтвердить, что их представления о другом верны.

Постарайтесь выйти из позиции противостояния и убрать обвинительное послание: «Мне кажется, что ты на меня давишь, не слышишь. Я так чувствую». И выходите на конструктивный диалог: «Давай вместе найдем выход: как в более спокойной атмосфере работать, чтоб я не чувствовал себя под давлением». Вполне возможно партнер скажет: «Не обижайся, я просто привык так общаться. Это к тебе никакого отношения не имеет». И напряжение снято.

 

Мама – всему голова

Так же часто деловые люди воспроизводят в партнерстве семейную модель скрытого лидерства. Вслух не говорят, однако всем известно: папа, материально содержит семью, но отвечает за все – мама. Это признак не проясненного лидерства. Мама всем распоряжается, и у нее претензии, потому что ей приходиться «тащить» на себе всю семью. Папины деньги при этом обесцениваются в нуль. Эта часто встречающаяся семейная конструкция приходит из семьи в бизнес: я все тяну и за все отвечаю (подразумевается, что и тебя, партнер, мне приходиться тянуть). У партнера, которого якобы «тянут», нарастает агрессия. Он знает, что привносит в бизнес, и ждет уважительной, адекватной оценки. Однако этого не происходит: один партнер берет на себя избыточную ответственность, не спрашивая второго. И при этом оба чувствуют себя использованными, попадают в зону сильного раздражения.

В этой ситуации полезно вспомнить, что они оба находятся на работе. У них есть общее дело, целеполагание, план. И для дела подобное напряжение не полезно. Посмотрев на факты (кто что вносит), лучше договориться о разделении ответственности, взаимодействии с уважением к роли каждого.

Еще один возможный вариант: партнеры дружно создали бизнес, но в какой-то момент один из партнеров начинает больше отвечать за прямые распоряжения стратегического характера, второй – немного отступает (например, в большей степени креативит, активно развивает коммуникации и маркетинг). На этом этапе партнерам нужно остановиться для пересмотра поля ответственности – кто в какой зоне, чья экспертиза весомее. И выстроить отношения без обид, разделив функции: кто и где принимает самостоятельные решения, а где находится зона коллегиальных решений, переговоров.

Тревожность – родом из детства

Мы часто тащим на работу наши детские способы взаимодействия и реагирования. Одна из самых тяжелых ситуаций — когда топ-менеджер начинает контролировать не свою зону ответственности. Приведу типичный случай из практики.

На консультации топ-менеджер Марина, говорит, что на работе сложилась очень напряженная ситуация. Ей необходимо определиться с собственной позицией и прояснить, какое место в компании она занимает. В процессе разговора Марина постоянно ссылается на то, что управляющий собственник компании руководит не правильно, не так выстраивает структуру организации и его стратегические решения никуда не годятся. Иными словами, топ-менеджера нет на своем месте. Она «сидит» на месте управляющего собственника и пытается руководить всей организацией. Не удивительно, что Марина ищет свое место в компании.

Это ее зона иллюзорного контроля, абсолютно детская позиция. Для ребенка 3-4 лет характерно ощущение, что он контролирует родителей, что без него они не справятся. Эта иллюзия величия и контроля над двумя взрослыми у маленького человечка, находящегося у них на содержании, – норма. Такова компенсация детской тревоги, потребности в безопасности: вдруг что-то пойдет не так, а я это упущу. Выражается это в критике: «Папа продукты не купил, потому что он – лодырь. Мама, зачем ты не правильно женилась?»

Если родители начинают подыгрывать, то в подростковом возрасте эта тенденция обостряется. Родители становятся «пешками» в борьбе ребенка со стрессом, связанным с выходом в большой социум. Подросток выливает на них потоки недовольства и критики.

Когда родители не задают ребенку границы («Мы тебя любим, но это – наша жизнь, без сопливых обойдемся»), они создают из ребенка великую родительскую фигуру. Эту фигуру надо ублажать и оправдываться перед ней («Ну что я могу сделать — ни сил, ни времени не хватает»). В таком случае у ребенка появляется ничем не подкрепленная сверх ответственность. В мир выходит суперконтролер.

Первое что делает суперконтролер, приходя на работу — проецирует родительскую фигуру на руководителя и пытается внутренне начать за него отвечать: только он знает, как надо. Иллюзия контроля может выражаться во внешнем тотальном контроле по нарастающей: от отслеживания времени сдачи отчетов коллегами до количества выпитых чашек кофе. Так человек немного снижает уровень тревоги («Я все вижу!», «У меня абсолютно все под контролем»).

Если руководитель в своем детстве познакомился с этой родительской моделью, то он автоматически «подкармливает» суперконтролера вниманием. А в организации появляется странное напряжение: его приблизили, к его мнению прислушиваются, а мы?! «Дети – контролеры» начинают толпиться вокруг собственника в попытке занять место по ближе, чтобы тот услышал их предложения по улучшениям. Начинается борьба за влияние, каждый суперконтролер рьяно отстаивает свои убеждения. О реальном улучшении ситуации здесь речи нет, хаос нарастает.

У руководителя появляется агрессия – подчиненные не работают, а грызутся между собой. Чтобы стабилизировать ситуацию, он директивными методами ставит сотрудников на место, увольняет, меняет состав команды или отдела.

Руководитель в ловушке

Есть организации, где подобный сюжет повторяется циклично: с завидным постоянством происходит ротация. Что означает: руководитель не ставит правильно границы и попадает в ловушку своих детских моделей поведения. В этом случае руководитель должен идти к коучу с психологическим образованием с простым вопросом: что я делаю в общении со своими сотрудниками для повторения одной и той же ситуации?

А суперконтролеру Марине важно признать реальность жизни: собственник в любом случае будет руководить так, как считает нужным. И тот, кто работает в его компании, обязан согласиться с тем, что компания — собственность данного человека. И не отождествлять себя с чужой собственностью: если вы сделаете такие шаги, мне будет неудобно работать, и мне, кажется, компания пострадает.

Когда компанией управляет наемный гендиректор, полезно не забывать, что его позиция подразумевает большой масштаб и определенные компетенции. Действует простой закон восприятия: кто выше сидит, тот больше и дальше может видеть. То, что снизу кажется неверным решением, на самом деле может быть тактическим шагом к стратегической цели. Возможно, решение гендиректора не будет учитывать интересы даже некоторых топ-менеджеров. Компания – не отчий дом, ущемление ваших интересов не повод впадать в детские претензии.

Если Марина признает это, она выйдет из иллюзии контроля в реальность жизни. В этом случае перед ней на выбор есть два выхода. Если она не может принять руководителя, то ищет компанию и руководство, с которым ей будет легче работать. Либо она признает управляющего собственника руководителем. Тогда она, находясь на своем месте, выстраивает процессы удобно для себя и в рамках его принципов управления. Выполняет его распоряжения даже, если его указания не совпадают с тем, что сделала бы она, будь это ее компания.

Обуздайте разгулявшиеся эмоции

Для взрослого в позиции ребенка-контролера главное – перестать «сидеть» на месте руководства в иллюзии, что контролирует его. А самый действенный способ обуздания разгулявшихся эмоций – переключение на эмоцию интереса. Поищите то, что вам интересно в вашей работе – ведь вы сами ее выбрали. Что есть интересного для вас вне работы?

Большинство, к сожалению, начинают искать то, что сможет отвлечь, поможет успокоиться по поводу изматывающей ситуации. Но, оторвавшись немного от стресса в компании друзей, гоняя на автомобиле по ночному городу, до изнеможения предаваясь силовым нагрузкам, вы все равно остаетесь в стрессе. То, что вновь и вновь порождает напряжение, тревогу, делает уязвимым в отношении страхов, обид, гнева (на меня давят, мое мнение не уважают), никуда не исчезло. Просто происходит внутренний раскол: одна часть личности напрягается и «сгорает», а вторая – туда не смотрит. Так они и живут. Пока не возмутится постоянный «собеседник» человека – его тело. Советы других о том, как следует расслабляться и восстанавливаться, — бесполезны. Важно включить собственную поисковую активность. Почувствуйте, что вам интересно и позвольте себе удовлетворить свой интерес.

0 Comments

Leave a reply

Закрыть
Зарегистрироваться
Account Details
*
*
Надежность пароля
Profile Details
Upload a profile picture
Social Profiles